ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Служивые люди и военный гарнизон

Служилые люди и военный гарнизон.

Во 2-й половине XVI—XVII вв. Чебоксары являлись военной крепостью, где еще в начале 1550-х гг. размещались русские полки. В 1553—1557 гг. эти полки совместно с чувашскими отрядами направлялись на подавление анти-московских мятежей на Луговой стороне Казанской земли, поднятых татарскими феодалами после падения Казани. В дальнейшем в Чебоксарах численность войск дворянского ополчения сократилась. В основном остались стрелецкие подразделения, в которых до начала XVII в. состояло по 800—1000 стрельцов — пеших служилых людей. В XVII в. численность вооруженных сил в городе также значительно уменьшилась.

В XVI—XVII вв. основное ядро вооруженных сил Российского государства составляли дворяне и дети боярские, получавшие за службу поместья на правах условного владения. Под Чебоксарами первые поместья были розданы дворянам и детям, боярским еще в 1560-х гг. В 1565/66 г. в Чебоксарском уезде были испомещены опальные княжата, пришлые дворяне и дети боярские. Среди чебоксарских детей боярских крупных землевладельцев не было. Их поместные земельные оклады колебались в пределах 300— 525 дес. По данным 1670-х гг., большинство помещиков владели поместьями меньше оклада. 20% помещиков владели поместьями только в Чебоксарском уезде, 40% — в Чебоксарском и других, в основном Муромском, а также в Алатырском, Арзамасском, Курмышском и Нижегородском уездах, 40% — только в указанных других уездах. Это свидетельствует о том, что в Чебоксарах были размещены дворяне и дети боярские Муромско-Нижегородского края. В 1646 г. следующие помещики владели крепостными в селениях, расположенных вокруг Чебоксар в Подгородном стану: О.Д. Коловской в деревнях Кочаково и Кошкино (36 крестьян и 29 бобылей муж. пола); Ф.С. Ивахов в д. Апастово (28); С.С. Пятин в починке Кувшин (7); М.Г. Денисьев в д. Кнутниково (46); Н.С. Дементьев в д. Кнутниково (56); Л.М. Грязев в деревнях Будайка и Лапино (89); К.В. Коротнев в д. Трусовка (9); Г.С. Городецкий в д. Трусовка (15); М.И. Болотников в сельце Скоробоярское и д. Брюшкино (41); М.А. Аничков в д. Дьячья Стрелецкая тож (12); И.Г. Коловской в д. Петровское (3); С.Н. Ларионов в д. Починок Новый (41). В 1684 г. чебоксарские помещики М.С. Ларионов, И.Л. Грязев, Я.С. Водолеев, И.И. Слузов, М.И. Болотников, Г.П. Мошенский, П.И. Кошкин, С.Н. Болтин, М.И. Болтин, А.А. Коротнев, И.А. Коротнев, М.М. Рукина, П.И. Бабкин, Г.С. Лапшинский, С.И. и Ф.И. Моисеевы заявили писцам, что они владеют в с. Новоларионове, деревнях, починках и пустошах Подгородного стана 1304 дес. пашни, 45 дес. перелога, 37 дес. сенокоса, 5 дес. леса, 17 дворами крестьян (в них муж. 62), 7 дворами бобылей (в них муж. 22), 4 дворовыми людьми, из них 2 были польскими пленными. Кроме земельного оклада, дворяне и дети, боярские ежегодно получали за военную и административную службу денежное жалованье.

Служилым иноземцам платили денежное и хлебное жалованье: 19 чебоксарским иноземцам в начале 1660-х гг. выдавали 150 руб. денежного жалованья в год, а в 1678 г. 13 иноземцам было выдано 163,4 руб. денежного и 143 четв. ржи, столько же овса хлебного жалованья. У некоторых из них имелись небольшие поместья. Чебоксарские служилые новокрещенцы из чувашей денежного и хлебного жалованья не получали. Они служили с земель — своих мелких поместий, расположенных южнее города. В 1684 г. общая площадь новокрещенских пашен составила 680,3 дес., на каждого служилого приходилось по 22,5 дес., площадь сенокосов — на 100 копен (10 дес.), по 3 копны на служилого, площадь леса — 12 кв. верст. В свободное от военной службы время чебоксарские дворяне и дети боярские привлекались к управлению городом и уездом, их направляли служить на Черный Яр, в Саратов, Астрахань, на Карлинскую и Симбирскую укрепленные линии, в Уфу.

Чебоксарские дворяне, дети боярские, стрельцы, пушкари и служилые новокрещенцы участвовали в Ливонской войне 1558—1583 гг., в подавлении восстания марийцев, чувашей, татар и удмуртов против царских властей в 1572—1574 гг., восстания луговых марийцев 1582—1584 гг., народных движений 1603—1610 гг. В июне 1610 г. чебоксарская рать прибыла под Москву для участия в борьбе против польских интервентов. Чебоксарцы участвовали и в ополчении К. Минина и Д. Пожарского. Чебоксарские дворяне, дети боярские, стрельцы, служилые иноземцы и новокрещенцы были участниками войн России с Литовским великим княжеством, Польшей, Турцией и другими государствами в XVII в. Они привлекались к несению засечной службы, отражению нападений кочевых ногайцев и калмыков на территорию Среднего Поволжья, к подавлению башкирских в Путивле находились на военной службе 20 драгунов и 194 рейтара из Чебоксар.

Служба стрельцов являлась пожизненной, отставку получали лишь инвалиды и глубокие старики. До середины XVII в. она была наследственной. Сохранился наказ чебоксарскому стрелецкому голове М.В. Кольцову, данный 17 января 1626 г., согласно которому голова должен был с ведома воеводы Д. Оладина набрать полный состав стрелецкого приказа из детей стрельцов и из вольных людей (детей чиновников, духовенства), «в которых бы воровства не чаять, а крепостных боярских и тяглых посадских людей и с пашни крестьян в стрельцы отнюдь не прибирати». Каждый чебоксарский стрелец имел казенный двор, земельный участок, вел свое хозяйство. Стрельцы ежегодно получали государево денежное и хлебное содержание: по 3 руб. деньгами и по 6 четв. ржи и овса в год.

Стрельцы сопровождали сборщиков денежного и хлебного ясака с местного населения, направлялись в селения для принуждения ясачных людей к выполнению городового дела и других трудовых повинностей, для призыва ясачных чувашей в армию (с трех ясаков по одному воину), доставляли из одного города в другой царские указы из Приказа Казанского дворца и других приказов, указы и памяти (отношения) воевод и т.п. Они же посылались в селения уезда для ареста неугодных властям лиц. Стрельцы Чебоксар на протяжении XVII в. то примыкали к народным движениям (в 1606, 1609—1610 гг.), то участвовали в их подавлении (в 1670-1671 гг.).

Из-за грабежей и разбоев, производимых многочисленными шайками волжских разбойников, караваны судов вниз и вверх по Волге, от города до города сопровождали на специальных ясаульных стругах вооруженные команды стрельцов. И чебоксарским стрельцам приходилось сопровождать суда до Свияжска или Козьмодемьянска.

Чебоксарских стрельцов отправляли служить на Черный Яр, в Терек, Астрахань, Саратов и другие города в качестве годовальщиков или на постоянное жительство. Группы чебоксарских стрельцов до середины XVII в. попеременно, обычно по 10 чел., несли службу на засечной черте Алатырь—Тетюши, с 1648 г. — на Симбирской укрепленной линии.

Размещенные в Чебоксарах стрельцы, прежде всего охраняли сам город. В 1613 г. на двух воротных и трех угловых башнях кремля, а также на земле у дьячьей избы были установлены 6 пушек, на двух башнях и двух воротах острога стояли две сороковые и две девятипядные пищали. У каждой пушки дежурил пушкарь.