ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Благоустройство и экология

Благоустройство и экология.

Неухоженность города буквально бросалась в глаза. К.Ф. Фукс, посетивший Чебоксары в 1831 г., писал: «...городок лежит большей частью в оврагах... Улицы довольно узки и не чисты и все строение представляют какую-то безобразную груду домов». Его жена А.А. Фукс отмечала, что издали Чебоксары создают впечатление большого города, но въезжая в него, видишь «бестолковые улицы; узенькие переулки и неопрятность города...». Во многом это было следствием его расположения в низине, отчего: «Даже среди жаркого лета не везде совершенно просыхает земля, а весною и осенью большая часть улиц и базарная площадь имеют вид топких болот или резервуаров для стока нечистот». Город не имел мостовых и тротуаров и при малейшем дожде навоз, сваливаемый жителями на улицы, превращался «в сплошную непроходимую жидкость», а на некоторых улицах грязи не бывало только зимой. В городе часто можно было встретить пешеходов в охотничьих сапогах.

Только в 1767 г. к визиту Екатерины II часть тракта у Троицкого монастыря была замощена бревнами на деньги, собранные с горожан и духовенства. В конце 1850-х гг. площадь, отведенная под плац 4-му резервному батальону Камчатского пехотного полка, была приведена военными в порядок: очищена от навоза, ямы засыпаны и утрамбованы, а по всему периметру устроены аллеи, обсаженные березами и цветами. После этого она превратилась в место народных гуляний. Традиционным же местом гуляний служила набережная Волги, которая, по словам современников, не была обустроена для прогулок.

По губернаторскому и воеводскому наказу 1728 г. магистратам было разрешено оставлять «на общую городовую пользу» приборные деньги-суммы, собранные сверх оклада по таможенным и кабацким сборам. В 1730— 1740-е гг. на эти деньги были построены мосты, каменные здания ратуши и кружечного двора, таможни, казенные мельницы. Тот же документ обязывал домовладельцев содержать в чистоте улицы и дороги перед своими дворами, вывозя мусор в отведенные ямы и буераки вдали от жилья. Контроль за санитарным состоянием продуктовых торговых рядов был возложен на выборных старост. В 1-й половине XIX в. аналогичные требования к состоянию улиц и дорог, соблюдению чистоты во дворах, огораживанию незастроенных мест заборами (бедным жителям разрешалось строить частоколы) дума доводила до горожан в форме подписки через полицию, которая контролировала их исполнение.

Участки дорог, прилегающие к церквам и церковным зданиям, содержались на средства церкви и прихода. Ремонт плановых дорог и участка тракта по Базарной площади был возложен на владельцев расположенных вдоль них лавок и домов. На средства города содержался участок тракта, пролегавший по выгону и городу, а также мосты, площади и др. В 1-й половине XIX в. ремонт дорог и мостов (выравнивание бугров, заравнивание ям грунтом, щебнем и песком, рытье канав для осушения полотна и др.) дума поручала двоим гласным, которые покупали строительные материалы и нанимали рабочих. Нередко они выходили за рамки бюджета и тратили личные средства, получая компенсацию по заявлению. Доставка строительных материалов для мелкого ремонта мостов и дорог была возложена на работника пожарного обоза.

Ремонтные работы начинались весной, когда обнажались дороги с накопившимся за зиму навозом и активизировались накануне визитов высокопоставленных чиновников. Так, в июле 1822 г. до думы было доведено предписание вице-губернатора о приведении в порядок Московского тракта по случаю проезда сенатора В.Ю. Соймонова, командированного в Казанскую губернию для борьбы со злоупотреблениями чиновников.

На благоустройство выделялись скудные средства, поэтому аховое его состояние являлось хронической проблемой. Иногда только трагедия могла заставить власти реагировать. Так, в 1821 г. городничий предписал думе огородить опасное место в овраге за Лягушкинской улицей, где жители добывали глину, в результате обвала которой насмерть задавило двух рабочих-чувашей.

Помехой в благоустройстве города являлся его неплановый характер. Так, в январе 1818 г. дума признала «бесполезными» траты по обустройству тракта (рытье канав по обочинам, посадка деревьев по обеим его сторонам), решив отложить их на будущее, когда по мере разрушения старых построек он примет плановое положение, пройдя по городу ровной дорогой указной ширины. До того времени было решено поддерживать его в рабочем состоянии «необходимыми починками».

Особого внимания требовали мосты, которые приходилось ремонтировать после весенних паводков. Так, в мае 1821 г. при переходе Кологривовского моста по временно положенным доскам один из прохожих упал в воду. Во 2-й половине XVIII в. в Чебоксарах имелось семь мостов, в начале XIX в. — шесть: два на Большом Московском тракте (при базаре через р.Чебоксарку и при Воскресенской церкви через р.Тайболку), четыре на улицах (два через р. Тайболку при Рождественской церкви и Кувшинский, два через р.Чебоксарку близ Покровской церкви и на Нижней улице). Еще два моста находились за городом: через р.Трусовку по Ядринскому тракту и р.Сугутку близ Владимирской пустыни. В 1813—1819 гг. на ремонт мостов дума потратила 2321,4 руб. (в среднем — 331,6 руб. в год).

Уличного освещения в описываемый период не было. Лишь в одну из августовских ночей 1817 г. в связи с проездом великого князя Михаила Павловича на средства города были освещены улицы по Большому тракту.

Короткое время существовал городской сад. История его такова. В 1842 г. казна купила каменный 2-этажный дом подполковника А.П. Селиванова (ныне ул. М.Сеспеля, д.24), в котором разместились земский суд, казначейство и другие уездные учреждения. При доме имелся огород площадью 0,9 га с беседкой, фруктовыми и иными деревьями, который в 1846 г. был передан городу и сдан в аренду на 4 года мещанину Астраханцеву с условием расчистки аллей и допуска горожан для гуляний в воскресные и праздничные дни. Арендатор понес убытки и отказался от продления договора. Одновременно выяснилось, что сад находится по линии плановой улицы, поэтому в 1853 г. по решению губернского правления его вырубили, дрова использовали для отопления городских присутственных мест.

Горожане пользовались водой из 7 ключей в окрестностях города, а также из Волги. На р.Чебоксарке были устроены проруби (платье мойки), которые сдавались думой в аренду. Отмечалось что от мельниц в черте города вода в речках «весьма мутна, имеет неприятный запах и совсем неспособна для употребления». Вклад в их загрязнение вносили кожевенные заводы, расположенные по берегам рек Чебоксарка, Сугутка и Кайбулка: от полоскания кож, вымоченных в химических растворах, речная вода приобретала неприятный запах.

В 1750-х гг. во исполнение указа Сената губернская канцелярия распорядилась вывести заводы из города, что не было исполнено при попустительстве губернского магистрата. Летом 1760 г. по указу Сената в Чебоксары прибыла комиссия во главе с заместителем губернатора М.И. Веревкиным (в ее составе был будущий поэт Г.Р. Державин), которой было поручено проверить санитарное состояние р.Чебоксарки, отвести за городом места для кожевенных заводов, скотобоен и кузниц, а также нанести на план города здания, построенные после пожара 1758 г. М.И. Веревкин напугал горожан угрозой сноса домов, построенных не по плану и приостановил работу кожевенных заводов, нанеся убытки купцам-промышленникам. После того как воевода и бургомистр «умилостивили» ретивого администратора, он оставил все по-прежнему, рекомендовав купцам вымачивать кожи за чертой города, а горожанам пользоваться водой из Волги. В 1761 г. по распоряжению командированного губернской канцелярией поручика инженерной команды Алфимова мясной ряд и скотобойни были выведены из города, а офицеру, исполнявшему «должность городничего», дана инструкция о недопущении строительства кожевенных заводов в черте города. План 1773 г. также запретил строительство заводов в городе, однако даже в 1800 г. 22 завода из 36 располагались в границах городской черты.

В 1-й половине XIX в. городская дума сдавала с торгов подряды на очистку ретирадов и помойных ям в казенных и городских учреждениях (магистрат, больницы, тюрьмы). По условиям контракта ассенизатор вывозил нечистоты «в отдаленные от города места». В бюджетах учебных заведений также закладывались средства на очистку отхожих мест.