ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Полицейские органы

Полицейские органы.

Нижний земский суд во главе с исправником являлся административно-полицейским органом, руководившим населением уезда. В его обязанности входили контроль за общественным порядком, надзор за торговлей, состоянием дорог и мостов, уплатой государственных податей и сборов и др.

Городничий назначался Сенатом из дворян по представлению губернского правления, исполнял в городе функции уездного исправника. В соответствии с «Уставом благочиния» (1782) в городах созданы полицейские органы — управы благочиния, которые охраняли порядок, контролировали исполнение законов, приводили в исполнение распоряжения местной администрации и решения судов, заведовали городским благоустройством и торговлей, а также исполняли ряд судебных функций: проводили предварительное следствие, судили по мелким уголовным делам. Управу благочиния возглавлял городничий, в ее заседаниях участвовали два ратмана, осуществлявшие гражданский контроль над полицией. Канцелярия полиции состояла из письмоводителя и писца.

В соответствии с «Уставом благочиния» Чебоксары были поделены на 4 административно-полицейские части, каждая из которых делилась на 8 десятней (кварталов) по 20—40 домов. За «тишиной и спокойствием» в своих районах наблюдали сотники, пятидесятники (упразднены в 1799 г.) и десятники, которые выбирались горожанами «всех чинов» на полгода в порядке домовой очереди. В 1798 г. из 807 домовладельцев 64 числились сотниками, столько же — пятидесятниками, 512 — десятниками, количество которых было одинаковым для всех частей города (16—16—128). 167 домовладельцев освобождены от полицейской повинности («нехожалые») по бедности, принадлежности к духовенству, военнослужащим и чиновникам.

В ночное время караульные посменно (по 2 чел.) дежурили на пикетах и при рогатках, построенных для предупреждения пожаров и борьбы с преступностью. Сотники и десятники, вооруженные дубинами, вместе с солдатами штатной команды обходили город с полицейским дозором. Через общественных полицейских городническое правление проводило следственные действия, разъяснительную работу с населением и др.

На въездах и внутри города были построены караульные будки. В 1798 г. к приезду Павла I четыре имеющиеся будки перестроены и построены две новые, второстепенные улицы загорожены заборами, вдоль которых в 1799 г. силами домовладельцев выкопаны канавы. На заставах регистрировали проез¬жающих, сводную ведомость о которых по итогам года городничий представлял губернатору. В августе 1801 г. по указу Александра I, отменившему шлагбаумы в городах, где не было военных гарнизонов, они сломаны, с коромысел сняты железные цепи. Меньше чем через 20 дней по распоряжению губернатора восстановлены рогатки, которые устанавливали на ночь, чтобы никто не мог проехать «без известия». В начале XIX в. имелись 3 заставы: на Волжском выезде «в рассуждении большой государственной дороги», на Воскресенском выезде, «составляющим также большую дорогу из низовых мест», и на Ядринском направлении, «лежащем из Симбирска и Тамбова». В 1821 г. одна будка уничтожена. К середине 1850-х гг. остались 2 заставы и 4 будки.

В военное время полицейский надзор усиливался. Так, во время Отечественной войны 1812 г. для предотвращения народных волнений и «неблагонамеренных толков» учреждены дневные и ночные разъезды в составе городничего и служащих внутренней стражи. В 1-й половине XIX в. для охраны речных судов от «неблагонамеренных людей» горожане наряжались в летние пикеты (сторожевые посты), расположенные выше и ниже пристани. В целом, общественная полиция справлялась с охраной порядка, хотя, по признанию городничего, при прохождении воинских команд нередко случались «разные немаловажные происшествия».

Пожарной охраной ведала ратуша (магистрат) под контролем воеводы. Первое упоминание об орудиях «для охранения от пожарного времени» — пяти железных баграх и одних вилах — содержит ведомость о г.Чебоксары 1704 г. В 1747 г. магистрат отпустил на покупку и «делание» пожарных инструментов 33 руб. 66 коп. Однако разбирая уроки пожара 1773 г., воевода Д.Н. Чуфаровский отметил «слабое смотрение» караульщиков и отсутствие пожарных инструментов, отчего жители, сбежавшиеся по звону набата, не смогли противостоять стихии132. К 1821 г. пожарный инвентарь состоял из 4 больших и 2 ручных заливных труб, 36 больших и 12 ручных багров и вил, 3 дубовых бочек с роспусками, 4 войлочных щитов, которые разворачивались на пути огня, 9 лестниц, 25 «водоносных» ведер и др.

В 1806 г. городничий В.П. Брежинский потребовал от городской думы нанять пару лошадей и работника для вывоза на пожар багров и двух бочек с водой, построить на торговой площади пожарные сарай и конюшню, нанять двух трубочистов, предоставив их в заведование полиции и др. С этого времени пожарный работник в подчинении полицейского унтер-офицера «по городу» постоянно дежурил при лошадях. Он исполнял поручения думы по перевозке материалов: в зимнее время для устройства иордани (проруби), в летнее — для ремонта мостов и заравнивания дорог. В 1813 г. к ним добавились доставка воды для лазарета и дров в богадельню, в 1831 г.— воды в больницу. В 1821 г. количество лошадей было увеличено до 2 пар, работников — до 2 чел., в 1831 г. соответственно до 3 пар и 3 чел. Средства на их содержание собирались по мирской раскладке с домовых печей. На те же «печные деньги» ремонтировался пожарный инвентарь, а с 1814 г. нанимался городской трубочист, до того выбиравшийся из горожан (позже количество трубочистов было увеличено до двух, которые в разные годы работали по выбору или найму). С 1830-х гг. дума нанимала брандмейстера, который руководил тушением пожаров и чинил пожарные инструменты.

В октябре 1799 г. в соответствии с распоряжением императора Павла I о назначении в помощь городничим квартальных надзирателей из числа отставных чиновников (по выбору губернатора) из Казани были присланы аудитор Кузнецов и подпоручик Волжин, каждый из которых получил в заведование по две части города. Надзирателям выплачивалось штатное жалованье из городских доходов (125 руб. в год каждому).

Положение от 23 июня 1853 г. обязало Военное ведомство назначать неспособных нижних чинов 2-го разряда в полицейские и пожарные команды из расчета 5 городовых на 2000 жителей. 26 ноября 1854 г. в Чебоксары прибыли 1 унтер-офицер и 13 рядовых Нижегородского гарнизонного батальона внутренней стражи. Унтер-офицер и 7 рядовых назначены в полицейскую команду, 6 рядовых — в пожарную. Обе команды были приписаны к инвалидной команде. Для пожарной команды куплено 8 лошадей. Пожарные служители, лошади и часть пожарных инструментов размещены в помещениях городнического правления на выезде из города по тракту. Содержание полиции и пожарной команды обходилось городу в 1387 руб. 95 коп. в год (29,8% городских доходов), в т.ч.: содержание городничего 285 руб. 71 коп., жалованье полицейскому служителю 31,5 руб., пожарному служителю — 27 руб., а также расходы на содержание канцелярии, пожарного обоза, обмундирование и продовольственное обеспечение (поставка продуктов сдавалась думой с торгов).

Посчитав эти траты обременительными, в декабре 1860 г. собрание городских сословий постановило реорганизовать полицейскую пожарную команду в общественную (в 1861 г. решение утвердил министр МВД). Она состояла из брандмейстера (начальника) и до 40 служителей, избираемых из горожан. Трое из них (с 1869 г. — пятеро) постоянно дежурили при пожарном обозе (в 1863 г. переведен в центр города в нижний этаж магистрата) для ухода за лошадьми и вывоза инструментов на пожар. Один из них назначался старостой, отвечая за сохранность и исправность пожарных орудий. К стенам домов были прибиты дощечки-бирки с изображением предметов (топора, багра, ведра, лестницы), с которыми домовладельцы должны были являться на пожар, а горожане, имевшие лошадей, — доставлять на них воду. Содержание при пожарном обозе лошадей с работниками, как и прежде, сдавалось с торгов.

В 1782 г. создано уездное казначейство. Оно представляло собой кассу, ведавшую всеми казенными доходами и расходами в уезде и городе, переводом и выдачей денег местным учреждениям. Каждое учреждение имело денежный сундучок, который при нужде в деньгах забирался из кладовой казначейства, затем возвращался на место. Казначейство размещалось в деревянном здании вместе с правлением городничего и караульней. В 1800 г. его штат состоял из уездного казначея (назначался губернской Казенной палатой на 3 года), бухгалтера, канцеляриста и 4 присяжных свидетелей из отставных сержантов гвардии. С 1785 г. купцы и мещане избирали к казначейству двух счетчиков для приема денежной казны сроком на год.

В 1781 — 1868 гг. действовал уездный суд, разбиравший мелкие уголовные и гражданские дела. Он состоял из уездного судьи и двух заседателей, которых выбирали дворяне уезда; имел канцелярию из секретаря и шести канцелярских служащих (по одному протоколисту, архивариусу, канцеляристу, копиисту, двух подканцеляристов), для охраны нанимался сторож. Тогда же возникла нижняя расправа в составе расправного судьи, назначавшегося из чиновников-дворян и четырех сельских заседателей. Она разбирала уголовные и гражданские дела экономических и государственных крестьян уезда, исполняла нотариальные функции по регистрации земельных сделок и верющих писем и др.

Сиротский суд (городской голова, два ратмана, городской староста) и дворянская опека осуществляли надзор за сохранностью собственности и воспитанием несовершеннолетних в случае смерти главы семьи, его недееспособности и т.п. Они назначали опекунов над имениями (предпочтительно из родственников), осуществляли надзор за состоянием опек и др. Канцелярскую работу исполнял писарь. Полномочия дворянской опеки распространялись на дворян, сиротского суда — на городские сословия (с 1818 г. — также личных дворян). Из-за малочисленности местного дворянства действовала соединенная Чебоксарско-Козьмодемьянская дворянская опека, общая для двух смежных уездов. Должность опекуна была хлопотной, поэтому горожане искали повод уклониться от нее. Например, в 1834 г. мещанин Н. Дьяконов взял самоотвод на том основании, что находился под следствием за венчание в старообрядческой часовне Казани.

При Павле I система местных учреждений (особенно судебных) была значительно упрощена. В конце 1796 г. были упразднены все губернские сословные суды — верхние земские суды, губернские магистраты, верхние расправы, а из уездных — нижние расправы. Уездный суд, к которому были присоединены уездный предводитель дворянства и дворянская опека, был превращен в общесословный для населения уезда (кроме горожан), городовые магистраты исключены из штатного расписания и переведены на городской бюджет. После этого нагрузка на Чебоксарский уездный суд возросла: в 1797—1799 г. в нем рассмотрено 321 дело, в т.ч. 72 уголовных, 122 гражданских, 127 следственных147. В 1860 г. создан институт судебных следователей уездного суда, к которым от полиции перешло производство предварительного следствия по уголовным делам. До 1830-х гг. из-за недостатка городских доходов деньги на содержание городских присутственных мест (в т.ч. магистрата) и ряд городских нужд собирались с городского населения по мирским приговорам (например, в 1818 г.— 6462,5 руб.).

В XIX в. появился новый полицейский орган с военной организацией — внутренняя стража, созданная для несения конвойной и караульной службы. В 1811 г. все состоящие в инвалидных ротах и командах разделены на три группы: подвижных, служащих и неспособных военных инвалидов (нестроевых солдат). Из вторых созданы уездные инвалидные команды в составе 2 обер-офицеров (один — командир), 5 унтер-офицеров, 40 рядовых, 1 барабанщика. Инвалидные роты Казанского гарнизонного полка были обращены на создание 11 уездных инвалидных команд (в т.ч. в Чебоксарах), находившихся в заведовании гарнизонного полка. После создания инвалидных команд штатные команды выведены из уездных городов в губернские, где объединены в третьи гарнизонные роты.

Чебоксарская инвалидная команда относилась к 4-му округу отдельного корпуса внутренней стражи. В начале 1830-х гг. в ней числился 161 чел., в конце 1850-х гг. — 96 (1 обер-офицер, 7 унтер-офицеров, 86 рядовых, 1 музыкант, 1 нестроевой). В 1817—1819 гг. для нее построены 6 шлагбаумов и надолбов, 2 плац-формы (места для парадного развода караула), 20 сошек, 2 столба с колоколами и др. Солдаты несли караул на 7 наружных постах: 2 у тюремного замка (у ворот и снаружи под арестантскими окнами), на торговой площади, у денежной кладовой, соляного амбара, винного подвала, провиантского магазейна. При постах у тюрьмы и на площади находились плац-формы. Под кордегарию (гауптвахту) отведен частный дом, затем — кладовой выход под магистратом (позже на его месте были оборудованы солдатские швальни — портняжные и сапожные мастерские). При инвалидной команде имелся цейхгауз с караульной избой. В 1864 г. инвалидные команды реорганизованы в уездные команды.

В 1810—1830-е гг. к инвалидной команде прикомандирована команда башкирских казаков (в 1820-е гг. насчитывала 18 чел.), конвоировавшая пересыльных арестантов. Под пастбище для ее лошадей отведен участок выгона близ Владимирской пустыни. В 1840-е гг. с полицейской целью на 6 весенне-летних месяцев в Чебоксарский уезд командировались чины Уральской казачьей полусотни под командованием сотника, который квартировал в Чебоксарах.

В июне 1837 г. изменен порядок конвоирования арестантов; по Московскому тракту учреждены этапы (пункты остановки арестантов с деревянными домами на каменных фундаментах) и этапные команды (в т.ч. чебоксарская). Чебоксарский этапный дом располагался выше тюрьмы. В 1842 г. от инвалидной команды к этапной перешла караульная служба в тюрьме. В 1846 г. в конно-этапной команде числилось 24 пеших и 12 конных чинов. При ней имелись казарма, которая отапливалась и освещалась на средства города, кузница, цейхгауз, сборная изба и конюшня. На выгоне для инвалидной и этапной команд были отведены два участка под огороды площадью соответственно 2 дес. и 0,5 дес.

В систему полицейских учреждений входила тюрьма. После реформы 1775 г. тюрьмами заведовали губернские правления и Приказы общественного призрения. В 1-й половине XIX в. высшее управление тюрьмами разделено между несколькими инстанциями. С созданием Министерства полиции (1810) тюрьмами управлял его департамент исполнительной полиции, который сохранил свои функции после слияния Министерства полиции с МВД (1819). В 1819 г. создано Попечительное общество о тюрьмах, которое занималось благотворительностью, религиозно-нравственным воспитанием заключенных и др. По уставу 1851 г. ему передано заведование тюремным хозяйством. В 1855 г. оно присоединено к МВД. Общество имело свои комитеты в губерниях, отделения — в уездах, действовало до 1917 г.

В 1842 г. образован Чебоксарский уездный комитет Общества, в 1852 г. переименован в уездное тюремное отделение. В 1843 г. в него входили директоры (члены): уездный судья Н.В. Белокуров (председатель), городничий Н.З. Сафонов, уездный стряпчий Д.А. Веретенников, городской голова И.Бронников. Бюджет отделения формировался из: 1) членских взносов директоров и частных пожертвований (в т.ч. продуктами питания); 2) субсидий казны на питание арестованных (в 1840-е гг. 2,5 коп. на чел. в день), снабжение их одеждой и содержание тюремного персонала; 3) субсидии города на отопление, освещение тюрьмы и жалованье смотрителю. Последний сбор был установлен в 1841 г. собранием городских сословий в размере прежней суммы, собираемой на эти цели, — 769 руб. 45 коп. ассигнаци¬ями. Первая статья называлась экономической суммой, расходовалась на улучшение питания арестованных, неотложные хозяйственные нужды, жалованье писцу отделения, сторожу, канцелярские расходы и др. В 1852 г. на эти деньги построен погреб с продуктовой кладовой. Сбором пожертвований «в пользу узников» занимались члены комитета. Так, в 1847 г. уездный предводитель дворянства И.Д. Леонтьев, городской голова Е. Веретенников, архимандрит Троицкого монастыря Самуил общими усилиями собрали 110 руб. 83 коп. Кроме этого, городничий ежегодно получал из казны деньги на ремонт тюрьмы.

Долгое время тюрьма была деревянной. Сохранившийся доныне каменный каземат построен около 1810 г. (впервые упоминается в 1812 г.161). В 1847 г. в соответствии с требованием о раздельном содержании разных категорий заключенных за счет перепланировки помещения в нем была устроена камера для подследственных; для женщин также имелась отдельная камера. При тюрьме имелся арестантский огород. В 1843 г. в чебоксарской тюрьме содержались участники Акрамовского крестьянского восстания. Для размещения пересыльных арестантов в Сибирь под пересыльный каземат нанимались частные дома. Побеги заключенных по-прежнему были частым явлением. Так, в 1826 г. через подкоп под стеной сбежали цивильский мещанин, грабитель и убийца Н. Боровков с тремя пересыльными арестантами.

Хозяйством тюрьмы заведовал смотритель. С 1862 г. в помощь ему нанимался служитель. В 1859 г. ревизия губернатора выявила, что смотритель тюрьмы плохо исполнял свои обязанности, а члены тюремного комитета не посещали тюрьму. Отмечалось, что воздух в камерах «...чрезвычайно удушлив, арестанты одеты неопрятно... камеры освещаются в ночное время чрезвычайно тускло». Тюрьма была тесной, поэтому в 1860 г. уездное тюремное отделение возбудило перед губернским ходатайство о надстройке второго этажа, получив ответ, что вместо него будет построено новое здание. Новую тюрьму не построили, а второй этаж появился только через полвека.

При преемниках Петра I было устроено почтовое сообщение от Казани до Москвы через Чебоксары. Первое упоминание о почтовой станции в Чебоксарах относится к 1761 г. В разные годы она квартировала в домах горожан, отводимых в рамках постойной повинности или купленных (арендованных) городской думой. Конторой руководил почтмейстер, в подчинении которого находились почтальоны и ямщики. В 1790-е гг. в городе проживали почтальонный подпрапорщик А.Т. Засыпкин, почтмейстер В. Иванов, почтальон С. Семенов. В 1854 г. имелось 4 работника «почтового ведомства». Среди клиентов почтовой станции Чебоксар встречались знаменитости. В ночь с 4 на 5 сентября 1833 г. на ней останавливался А.С. Пушкин, совершавший поездку по пугачевским местам. В 1858 г. с Чебоксарской почты отправлено 12412 частных и казенных писем разных видов, 180 тюков и 59 посылок, получено 11 631 письмо, 249 тюков, 92 посылки.

Транспортными путями управляло созданное в 1809 г. Главное управление водных и сухопутных путей сообщения (с 1833 г. — Главное управление путей сообщения и публичных зданий, с 1865 г. — Министерство путей сообщения). Водные и сухопутные пути были разделены на 10 округов, которые последовательно делились на отделения и дистанции. Надзором над пристанью, учетом проходящих судов и провозимых товаров, сбором пошлин с судов и другими ведал смотритель судоходства. Чебоксары относились к 6-й дистанции 1-го отделения 6-го округа путей сообщения с участком Волги от Козьмодемьянска до устья р.Свияги и реками Рутка, Цивиль, Аниш, Илеть, Большая и Малая Кокшаги. В городе размещалось управление дистанции во главе с ее начальником, в ведении которого находилась дистанционная команда из 10 рядовых Военно-рабочей роты № 31171.

На протяжении рассматриваемого периода речной разбой угрожал использованию водного транспорта и безопасности жителей прибрежных селений. В 1717 г. у Козинской волошки около 20 чел. напали и ограбили чебоксарских посадских людей А. Шитова и И. Свешникова. В 1734 г. отряд разбойников из беглых людей обосновался на о.Масловом между Чебоксарами и Козьмодемьянском.

В 1756 г. в Чебоксарах был пойман беглый с завода Демидовых в Оренбургской губернии. На допросах под пытками он показал, что его шайка из 56 чел. на двух лодках, вооруженных шестью пушками, остановилась ниже города, а он с двумя товарищами был послан в Чебоксары с заданием в ночь на 28 мая поджечь его. После этого в объятый паникой город по воде и по суше должен был ворваться отряд «для разбоя». Из его показаний выяснилось, что выше Нижнего Новгорода стоит другая вооруженная шайка из 34 чел., что обе «партии» договорились объединиться в Нижнем Услоне для разбоя на Волге до Астрахани. Эти сведения заставили Сенат усилить сыскной отряд нижегородского сыщика Бражникова. Угроза разбоя заставляла судовладельцев Чебоксар вооружаться. Скажем, в 1-й половине XIX в. один из них — мещанин Д.П. Банщиков имел два пистолета, одну медную и две чугунные пушки.

Положение с безопасностью стало улучшаться после указа Павла I о введении боевого патрулирования на Волге (1797), в соответствии с которым в Казани построены 9 военных гребных судов (гардкоутов) береговой охраны. В 1829 г. для охраны купеческих судов на Волге и впадающих в нее реках Сура, Ока, Кама и Вятка создан 2-й полубатальон 9-го (позднее 7-го) военно-рабочего батальона со штабом в Казани в подчинен™ 3—го округа Главного управления путей сообщения, который с 1838 г. назывался Гард-коутным экипажем. Чебоксары находились на границе зон патрулирования двух гардкоутов: № 7 (от границ Казанской губернии до Чебоксар) и № 8 (от Чебоксар до Казани), экипажи которых зимовали на квартирах в Чебоксарах (экипаж одного гардкоута состоял из 1 унтер-офицера, 15 рядовых). В 1856 г. по распоряжению городничего дума отвела под швальню для гардкоутной и дистанционной команд деревянный дом. В следующем году, с ликвидацией надобности в военном патрулировании, гардкоуты упразднены.