ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

СОЦИОИСТОРИЗМ ДЖ.Э.ЭЙЛМЕРА И ЕГО ОЦЕНКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Лежнина Е.В. Марийский государственный университет

СОЦИОИСТОРИЗМ ДЖ.Э.ЭЙЛМЕРА И ЕГО ОЦЕНКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ (90-е ГОДЫ XX - НАЧАЛО 21 ВЕКА)

Джеральд Эдвард Эйлмер (30.04.1926—17.12.2000) — известный британский исследователь, яркий представитель неолиберального направления историографии, утвердившегося в Англии в 50—60-х гг. XX века.

Творческая биография Дж.Э. Эйлмера весьма обширна. После окончания Второй мировой войны, в годы которой он служил на кораблях сопровождения английских караванов, доставлявших помощь в Советский Союз, последовала учеба в Оксфордском университете. Затем была годичная стажировка в Принстонском университете в США, сыгравшая важнейшую роль в становлении Дж.Э. Эйлмера как ученого.

Он начал свою научную карьеру в Оксфорде в 1954 г. успешной защитой докторской диссертации, затем продолжил ее в Манчестерском и в Йоркском университетах. В 1984 г. Дж.Э. Эйлмер стал президентом Королевского исторического общества Великобритании идо 1991 г. возглавлял колледж Св. Петра в Оксфорде. С 1976 г. он являлся членом Британской Академии наук.

Период становления Дж.Э. Эйлмера как ученого-историка приходится на 50—60-е гг. XX века. Это было время острых дискуссий в британской исторической науке по проблемам теоретических и методологических подходов к познанию истории. Шла полемика между исследователями, которые настаивали на специфике исторического познания, провозглашали его несводимость к естественнонаучному познанию, отказывая тем самым истории в статусе научной дисциплины как с точки зрения целей и задач исторического познания, так и методов исторического исследования, и сторонниками «нового» направления, получившего название «социоисторического». Программа сторонников социоисторизма в Англии включала в себя следующие основные статьи: расширение предмета исторической науки путем выхода в новые сферы общественной жизни, устранение примата политической истории; преодоление односторонней ориентации историка на познание единичного и неповторимого в общественном развитии, перемещение центра тяжести от «индивидуализирующей» (описательной) историографии в сторону «генерализирующей» (теоретической) историографии; широкое внедрение в историю системных и структурно-функциональных методов исследования.

Не вызывает сомнений, что Дж.Э. Эйлмер симпатизировал представителям последнего направления. С идеями структурного функционализма он ознакомился еще в период своего пребывания в США. Время его пребывания в Принстоне совпадает с периодом творческого расцвета Т. Парсонса — профессора Гарвардского университета, главы школы структурного функционализма в социологии. Сущность данного методологического подхода составляет понимание общества как социальной системы, состоящей из элементов, взаимосвязанных и взаимодействующих друг с другом. Социальная система сохраняет устойчивость благодаря способности к само воспроизводству и само регуляции, которые, в свою очередь, диктуются развитием и совершенствованием социальных функций.

В дальнейшем Дж.Э. Эйлмер называл свой метод исторического познания «функционалистской интерпретацией». Поясняя свою точку зрения в докладе, прочитанном на научной конференции «Ранние буржуазные революции и современная историческая мысль» в Казанском государственном университете 13 марта 1990 года, он говорил: «Для мирного, эволюционного социального развития необходима достаточная степень гармонии, «существенная притирка» между правительством и обществом... Но если общество в своих функциональных параметрах отчуждается от государства или государство становится чрезмерно «дисфункциональным» по отношению к потребностям общества, тогда неизбежно следует та или иная перестройка. Она не обязательно принимает форму законченной революции, как это следует из либеральной или марксистской теории, скорее она включает структурное и внешнее изменение».

Во многих своих работах Дж.Э. Эйлмер активно использовал просопографический метод, сущность и содержание которого состоят в том, что анализ исторических событий осуществляется не только на макро, но и на микросоциологическом уровне. Историческая личность рассматривается как член определенной социальной группы (семьи, клана, политической группировки); на ее действия непосредственно влияет ближайшее социальное окружение. Политическая история воспринимается не только как борьба крупных политических сил, но и как постоянное столкновение конкретных политических группировок, преследующих свои узкогрупповые интересы.

Основным направлением научной деятельности Дж.Э. Эйлмера стала история Английской революции XVII века, которой посвящена большая часть его монографий3 и статей, опубликованных в журналах («Past and Present», «History», «English Historical Revue», «Journal of Historical Sociology» и др.). Он также возглавил авторитетные академические издания по истории Английской революции, в которых приняли участие крупнейшие британские специалисты.

Однако до недавнего времени работы Дж.Э. Эйлмера в России были доступны лишь узкому кругу специалистов, так как не были переведены на русский язык. Первая статья его «Новейшие трактовки английской революции» вышла на русском языке в сборнике, изданном Казанским государственным университетом в 1990 г. Затем в 1998 году редакцией журнала «Вопросы истории» быта опубликована его работа «Английская революция XVII века: современные трактовки», в которой представлены взгляды британских историков и автора статьи на события революции. В том же году в сборнике «Clio Moderna». Зарубежная история и историография» вышел аутентичный текст доклада, прочитанного Дж.Э. Эйлмером на научной конференции 1990 г. В 2003 году при содействии Фонда Д. Сороса была опубликована первая на русском языке монография Дж.Э. Эйлмера «Восстание или революция? Англия 1640—1660 гг.» (перевод с английского А.А. Паламарчук, С.Е. Федорова), подводящая итог многолетним исследованиям автора в этой области.

Необходимо отметить, что творчество Дж.Э. Эйлмера в России не было предметом самостоятельных исследований. Содержание его работ лишь частично затрагивалось либо отечественными авторами, изучающими Английскую революцию, либо специалистами по историографии Великобритании. Явно недостаточное внимание к наследию Дж.Э. Эйлмера обусловлено тем, что до недавнего времени в советской науке господствовал формационный подход к оценке истории. Английская революция понималась как «буржуазная» по социальной сущности и «демократическая» по содержанию, поэтому анализировались в основном работы историков-марксистов, в большинстве случаев школы К. Хилла. Остальные исследователи, в том числе и Дж.Э. Эйлмер, были отнесены к «ревизионистскому» направлению, пытавшемуся на основе новых немарксистских методологических подходов пересмотреть историческое наследие так называемой либеральной, или «вигской», школы британской историографии.

Основной проблемой, вызвавшей дебаты сторонников разных историографических направлений, стал вопрос о причинах и характере Английской революции, вылившийся в так называемый «спор о джентри» — научную дискуссию, продолжавшуюся на протяжении 30 лет (в 40—60-х гг. XX в.). Как отмечает Л.П. Репина, первоначально эти исследования сосредотачивались главным образом на локальных тезисах главных антагонистов — тезиса Р.Тоуни о «возвышении джентри» и тезиса Х. Тревор-Роупера об «упадке джентри», но в дальнейшем от определения социального состава и положения индепендентства, стоявшего у истоков революции, историки перешли к обсуждению комплекса проблем в изучении политической борьбы в середине XVII века.

Анализируя выводы британских исследователей по вопросам причин и характера событий 40—60-х гг. XVII в., М. А Барг отмечает «срединную линию», занятую Дж.Э. Эйлмером. Предоставляя перечень основных «ревизионистских» направлений он относит Дж.Э. Эйлмера к группе историков, «отрицающих буржуазный и вообще социально-классовый характер гражданских войн 40-х годов (то есть межклассовый конфликт), но согласный в «переносном» смысле именовать эти события, по крайней мере на отдельном их этапе, “революцией”. На поставленный вопрос «Мятеж или революция?» Дж.Э. Эйлмер отвечает по принципу «и — и» — и мятеж, и революция. В первом случае речь идет о событиях, имевших место между 1642—1646 гг., во втором — о событиях, развернувшихся в 1648—1649 гг. В первом случае речь шла о стремлении возглавившего «мятеж» долгого парламента ввести королевскую прерогативу в четко очерченные границы, в рамки конституции, во втором же случае подразумевается разрыв с этой конституцией, то есть политический переворот.

С точки зрения М.А. Барга, ограничивая революцию середины XVII в. только событиями кульминации, «Эйлмер лишает себя возможности представить эти события как развитие единого процесса, ... переводит проблему межклассового социального переворота в русло смены форм политического конфликта». Положительным моментом оценки революции, предложенной Дж.Э. Эйлмером, является только ее «эпохальное значение», понимание последствий для всей английской истории.

Таким образом, конфликт «двора» и «страны», предложенный Дж.Э. Эйлмером вслед за американским исследователем П. Загориным, понимание революции как религиозно-политического конфликта центральной власти и провинций, встречает непонимание одного из наиболее видных отечественных исследователей истории Англии середины XVII столетия.

Более взвешенную оценку работам Дж.Э. Эйлмера дает Л.П. Репина. Она подчеркивает, что Дж.Э. Эйлмер не ограничился выявлением расхождений сторон по конституционным и религиозным вопросам, а подчеркнул значение социально- экономических различий в поляризации политических сил в ходе Гражданской войны. Репина отмечает учет географического фактора в анализе социального и политического размежевания населения накануне войн, а также их морально-психологические установки. Тем не менее она находит в работах Дж.Э. Эйлмера ряд противоречивых утверждений, например, отсутствие серьезных сдвигов в экономике и одновременно указание на улучшение экономического климата после окончания гражданских войн, благоприятного для развития предпринимательства. Причины появления данных несоответствий, возможно, заложены в том, что Дж.Э. Эйлмер старается отдать должное «почти каждой из существующих интерпретаций этих событий: и “мятежу знати”, и “мятежу провинций”, и “революции среднего класса”, и “Пуританской революции”».

Переворот, произошедший в российской исторической науке в 90-х гг. XX в., способствовал появлению более взвешенных оценок трудов историографических школ запада, в том числе и английских. Однако, как и все новое, пересмотр догматичных положений советских исследований, особенно в области оценок событий зарубежной истории, происходит медленно, что связано с необходимостью введения в научный оборот новых источников и с необходимостью освоения новых методов исследований исторического процесса.

«Социологический» подход, активно используемый Дж.Э. Эйлмером, сейчас уже не вызывает такой критики, как в начале 90-х гг. XX в. Однако российские исследователи полемизируют с Дж.Э. Эйлмером по поводу использования методик обработки данных исторических источников. Так, М.И. Бацер, внося изменения в традиционную отечественную трактовку общественно-политических движений Английской революции (левеллеров и диггеров), усомнился в возможности применения исключительно социологического метода для определения социальной принадлежности левеллеров. С его точки зрения, Дж.Э. Эйлмер, утверждая, что левеллеры в социологическом смысле — не джентльмены, не может делать подобный вывод, основываясь только на изучении отдельных биографий сторонников данного движения. При таком подходе «убедительной может быть только абсолютная индукция, то есть учет всех имеющихся случаев, что почти невозможно, поскольку левеллеры были массовой партией». В то же время автор статьи соглашается с некоторыми идеями Дж.Э. Элмера (различные социальные ориентации Кромвеля и левеллеров, оценка кромвелевского режима как военной диктатуры, имеющей сходство с современными диктатурами).

Очевидно, что в России начался процесс постепенного переосмысления творчества признанного на Западе английского исследователя. В качестве напутствия новым поколениям историков, которым суждено дать более объективные и взвешенные оценки минувших событий, стали слова Дж.Э. Эйлмера, сказанные незадолго до его смерти. Главная цель деятельности историка — истина о прошлом. «Это не значит, что какой-то историк сможет когда-либо достичь полной истины о том или ином фрагменте прошлого, каким бы незначительным он ни был, но если вы отступаете от этого принципа, вы встаете на скользкий путь, ведущий... прямо в бездну».