ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

В годы Первой мировой войны


В годы Первой мировой войны.

24 июля 1914 г. в Введенском соборе был прочитан Манифест о вступлении России в войну, подписанный царем четырьмя днями ранее, а затем на городской площади отслужен торжественный молебен «о ниспослании победы русскому оружию» перед небесной заступницей Чебоксар — Владимирской иконой Богоматери, переросший в грандиозный митинг. Из правительственного учреждения был вынесен большой портрет императора Николая II, и собравшиеся прошли с ним по главным улицам города с пением «Спаси господи люди твоя» и народного гимна, завершив шествие раскатистым и мощным «ура»! 27 июля, на следующий день выхода Манифеста об объявлении Россией войны Австро-Венгрии, по инициативе торговцев такой же молебен прошел на Базарной площади. При проводах мобилизованных первого призыва на площади с участием всего городского духовенства было отслужено напутственное молебствие с водосвятием. Собравшиеся проводили новобранцев из города и напоследок осенили Владимирской иконой Богоматери. Такие проводы стали традицией. Всего же до конца 1916 г. было проведено 13 мобилизаций и 4 досрочных призыва.

В начале войны все слои общества охватило чувство патриотизма. В 1914 г. Троицкий монастырь внес 300 руб. на монастырский лазарет в г. Казани. Ученики духовного училища, жившие в общежитии, отказались от третьего обеденного блюда, а также пирогов в дни праздников с тем, чтобы их стоимость поступала на военные нужды, а те, что жили на квартирах, решили вносить по 15—30 руб. в месяц. Регулярно проводились благотворительные акции. Например, 29—31 мая 1915 г. в рамках общероссийской акции городов на улицах и в церквах организован кружечный сбор в пользу Комитета великой княжны Татьяны Николаевны, принесший 889 руб. 46 коп.

На повестку дня встал вопрос о помощи раненым солдатам, их семьям и беженцам. Уже 10 августа 1914 г. на чрезвычайном Чебоксарском земском собрании образован уездный комитет Всероссийского земского союза (ВЗС), в который вошли городской голова Ф.П. Ефремов (заместитель председателя), его заместитель, член управы А.Н. Клюев и земский гласный Ф.М. Дряблов (члены) и др. 18 августа 1914 г. на экстренном заседании городской думы образован комитет Всероссийского городского союза, который, откликаясь на призыв уездного комитета ВЗС об объединении усилий, делегировал в его состав своих членов И.С. Лаптева, Д.Я. Маркелова и А.Н. Иевлева. После этого последний стал называться Чебоксарским соединенным земским и городским комитетом Всероссийского союза помощи раненым и больным воинам и членам их семей. Его бюджет формировался из субсидий ВЗС, пожертвований и др. Так, с августа 1914 г. перечислялись 2% от жалованья всех земских служащих, с сентября — 1—2% от зарплаты членов и канцеляристов городской управы. 3 сентября 1914 г. в фонд комитета передан запасной городской капитал в сумме 8752 руб. 61 коп.

Осенью 1914 г. в город прибыли первые партии раненых солдат, а в 1915 г. — беженцы и военнопленные. В 1914—1915 гг. соединенный комитет открыл 8 военных лазаретов на 400 коек, из них 5 в Чебоксарах на 240 коек: при земской больнице (30), в земском арестном доме (25), казенном винном складе (110), смешанном начальном училище (60), духовном училище (15). Оборудование одного койко-места обошлось комитету в 27,5 руб. при низшей норме ВЗС в 40 руб., один комплект обмундирования для отправляющихся после лечения в отпуск — в 20,7 руб. вместо 26,9 руб. Лазареты снабжались овощами с показательного земского огорода, устроенного в черте города в 1913 г., а молоком — с земской сельскохозяйственной хуторской школы (Карачуринской фермы). К ноябрю 1916 г. оказано лечение 3703 раненым солдатам, из них выписалось 3560, умерло 8520. Умерших хоронили на участке, отведенном на городском кладбище.

Соединенный комитет имел 13 районных попечительств (2 в Чебоксарах и Мариинском Посаде, 11 — в уезде) и санитарно-попечительные советы о беженцах в городах. Для организации помощи беженцам при нем было создано Главное бюро в Чебоксарах и два вспомогательных бюро в г. Мариинский Посад и д. Козловка. Комитет обеспечивал беженцев жильем и медицинской помощью, выдавал денежное пособие (выплачивалось до устройства на работу), снабжал одеждой, отправлял солдатские подарки на фронт и др.

С прибытием беженцев в городе были открыты: 1) распределительный пункт на 300 чел., куда они поступали с пароходов и отправлялись в районные попечительства и санитарно-попечительные советы для размещения на жительство; 2) временный приют на 25 детей; 3) столовая-чайная на 150 чел.; 4) пекарня для выпечки хлеба на 1500 чел.; 5) склад продуктов и товаров первой необходимости для продажи беженцам по дешевой цене; 6) такой же склад овощей; 7) приемный покой на 10—15 коек. За первые два года войны Чебоксары приняли около 6 тыс. беженцев, многие из которых лишились не только крова, но и близких.

На 1 октября 1915 г. в городе проживало 5670 местных жителей, 118 раненых солдат, 750 беженцев, 314 военнопленных и граждан враждебных государств. Для их снабжения в течение месяца требовалось: мяса до 2600 пудов, ржаной муки — до 8560 пудов, пшеничной муки — 4600 пудов, крупы — до 2060 пудов, картофеля — до 6000 мер, квашеной капусты — 6 тыс. ведер, сахара — 350 пудов, яиц — до 10 тыс. шт., чая — 40 пудов, соли — 300 пудов. Для военнопленных были оборудованы 2 казармы на 275 чел. с помещениями под портняжную и сапожную мастерские, построена прачечная, организовано питание на сборном пункте уездного воинского начальника. Мест в казармах не хватало, поэтому в 1915 г. под размещение пленных временно были заняты лабазы на ярмарке.

В июле 1915 г. при управлении воинского начальника открыт лазарет на 16 коек, оказывавший стационарную и амбулаторную медицинскую помощь солдатам и военнопленным. Его штат состоял из врача Н.С. Петрова, прикомандированного фельдшера и 2—3 санитаров из военнопленных. В 1916 г. здесь пролечилось 1194 солдат и 805 военнопленных. В 1916 г. при управлении организованы мастерские, где военнопленные шили для себя одежду, обувь и белье.

В связи с войной упали обороты базара: по четвергам не стало продажи мяса, резко сократился привоз ржаной муки, теплых сапог и др. С апреля 1915 г. стала ощущаться нехватка ржаной и пшеничной муки, крупы, овса, с августа — сахара. Тогда же начали расти цены на дрова, что стало большой проблемой для учреждений и горожан. С мая 1915 г. при городской управе создана нормировочно-продовольственная комиссия для разработки таксы на продукты первой необходимости, которые затем утверждал губернатор. С 1915 г. для борьбы с дороговизной созывались объединённые земско-городские продовольственные совещания, городская управа закупала муку для продажи горожанам по минимальным ценам (в 1916 г. для этого была открыта общественная продуктовая лавка). К 1917 г. после реквизиций скота в городе почти не осталось коров, цена за четверть ведра молока выросла в 6 раз, что лишило детей бедноты этого «насущного продукта питания». Несмотря на трудности и потерю близких на фронтах войны, горожане бодрились: «Уныния не заметно», — писал один из очевидцев в 1915 г.

Резко подорожали рабочие руки. Проблему их нехватки пытались решить за счет военнопленных, чей труд стоил в два раза дешевле наемного. Военнопленные работали на выемке бутового камня, распиловке дров, благоустройстве города, на земском деревообделочном заводе и кузнечно-слесарной мастерской (до 40 чел.).

В годы войны вырос спрос на газеты, было организовано чтение просветительских лекций с показом «туманных картин». 24 августа 1916 г. город посетила плавучая выставка военных трофеев, организованная Георгиевским комитетом для сбора средств в помощь георгиевским кавалерам и членам их семей. В программу ее работы входило чтение военно-патриотических лекций и показ кинохроники.

Предприятия города включились в работу на войну. С 1915 г. земская кузнечно-слесарная мастерская изготовляла шрапнельные ящики и оковки к ним, интендатские повозки, полевые стрелковые щиты и др. Для исполнения военных заказов расширена ее производственная база, а в сентябре 1915 — январе 1916 гг. построен деревообрабатывающий завод близ д. Набережная. В 1916 г. на нем работало 165 чел., в мастерской — 100 чел. В октябре 1916 г. мастерская и завод сданы в аренду заведующему мастерской Д.П. Федотову для выполнения военных заказов.

В 1916—1917 гг. на лесопильном заводе Ефремовых изготавливались двухколесные повозки и шрапнельные ящики. Из-за транспортной разрухи, отсутствия сырья и других трудностей случались временные остановки производства, нарушались сроки поставки изделий. Милютинский завод также исполнял военный заказ на заготовку шпал. Оборонное значение имело кожевенное предприятие М.В. Таврина, обеспечивавшее сырьем сапожников, выполнявших воинские заказы.

В 1915—1916 гг. председатель земской управы И.B. Эннатский в качестве уполномоченного по выработке кулей и рогож для действующей армии по Чебоксарскому, Козьмодемьянскому, Ядринскому, Цивильскому и Царевококшайскому уездам закупил около 3 млн шт. кулей и около 500 тыс. шт. рогож, сэкономив для казны на разнице между рыночной и «твердой» ценами более 1,2 млн руб.

После введения сухого закона казенный винный склад был остановлен. Часть его оборудования и имущества отправлены на родственные предприятия, большая часть работников уволена или мобилизована в армию. В годы войны склад отпускал клиентам спирт и вино по специальным разрешениям губернского управляющего акцизными сборами (основным потребителем являлся Казанский пороховой завод). Акцизное ведомство бесплатно передало пустующие помещения склада ВЗС под лазарет, взяв на себя расходы по его отоплению, освещению и водоснабжению.

Немало чебоксарцев прошло через горнило войны. А.И. Астраханцев окончил Казанские инженерные курсы, кавалерийскую школу и служил подрывником в кавалерийских частях на Южном фронте, студент Киевского коммерческого института В.Ф. Дряблов записался добровольцем в 1-й подготовительный батальон, А.С. Шерстобитов служил подшкипером на Тихоокеанском флоте, Ф. Бобров, В. Маратканов, Ф.И. Войлошников, И.М. Жигалов — на Балтийском флоте, унтер-офицер С. Башмачников, прапорщик Г. Максимов — в 308-м пехотном Чебоксарском полку. С.А. Люминарский работал санитаром в одном из лазаретов Чебоксар, где наслышался рассказов казаков об удалых налетах на врага и записался в добровольцы. После окончания 1-й Казанской школы прапорщиков воевал под Двинском, дослужился до штабс-капитана. В годы войны раскрылся военный талант братьев, генералов С.П. и П.П. Лебедевых, началась боевая биография будущих советских военачальников — генерала К.П. Неверова, комдива В.И. Чапаева и многих других.

В августе 1916 г. в Чебоксары «за пропаганду пораженческих идей» сослан меньшевик, латыш К.Я. Грасис. После Февральской революции ему было суждено стать ключевой политической фигурой в городе.