ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ПАМЯТНИКИ ЧУВАШСКОГО ПРИСУРЬЯ

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ПАМЯТНИКИ ЧУВАШСКОГО ПРИСУРЬЯ

Средневековые миграционные процессы привели к изменению этнического состава всего Среднего Поволжья. IX век считается временем проникновения первых тюркоязычных элементов в среду местных финно-угорских племён. Монголо-татарское нашествие и период золотоордынского владычества внесли заметные коррективы в расселение и жизненный уклад многих народов Евразии. С исчезновением монголо-татарского ига и падением Казанского ханства начинается крупномасштабное переселение русского населения в Среднее Поволжье и окончательное формирование современных территориальных границ проживающих здесь народов.

Чувашское Присурье в отношении сосредоточения археологических памятников представляет собой довольно интересный и необычный регион. Материалы средневековых археологических памятников отражают происходившие здесь этнокультурные процессы. Керамический материал поселений, как основной этнический признак, демонстрирует территорию расселения предков чувашей, марийцев, мордвы и русских.

В период раннего железного века в Чувашском Присурье расселились племена финно-угорской языковой общности. В II— III—VII вв. на основе городецкой культуры сложился древнемордовский этнос. В междуречье Оки и Волги в 1-й половине I тыс. н.э. выделяются две группы памятников мордвы — северная (кошибеевская) и южная (пензенская). К северной группе, наряду с Кошибеевским могильником на р. Цна, Андреевским курганом, Старшим Сергачским и Абрамовским могильниками на реках Пьяна и Теша, относятся также памятники Чувашского Присурья (Таутовский и Иваньковский могильники, группа городищ типа Ножа-Вар и Пичке Сарчё) и северных районов республики (Криушский и Яндашевский могильники). Позднемордовские могильники исследованы разведочно и известны лишь ограниченному кругу исследователей (могильники у селений Иваньково-Ленино, Миренки Ачатырского района, Сыреси, Порецкое и Антипинка Порецкого района).

Могильник у с. Иваньково-Ленино изучался в 1956 г. известным историком П.Г. Григорьевым. Территория памятника была занята постройками, несколько могил оказались разрушенными. Сохранившееся краткое описание могильника позволило установить, что погребения были ориентированы по линии 3—В, прослеживалась четкая планировка могильника, костяки располагались в вытянутом положении, без гробов. Из погребального инвентаря обнаружены один железный нож и небольшие полированные камни в засыпи могил. Исследователь считает могильник древнемордовским конца I тыс. н.э. Датирующим материалом, по мнению исследователя, служит керамика, которая встречалась в большом количестве. К сожалению, отсутствие описания керамики и могильных ям не позволяет нам с полной уверенностью отнести могильник к мордовским кладбищам конца I тыс. н.э., но ряд признаков не противоречит погребальным традициям мордвы. Ориентировка погребений по линии 3—В характерна для многих средневолжских народов, в том числе и для мордовских племён. Ю.А. Зеленеев, подводя итоги изучения памятников мордвы V—XI вв., указывает, что погребальный обряд нельзя сводить к северной ориентировке у эрзи и южной — у мокши. Эти традиции изменялись с течением времени под влиянием множества факторов. Ориентировка погребений по линии 3—В и вытянутое положение костяка встречается в нескольких из 17 моделей погребального обряда мордвы. На взгляд Т.Д. Николаенко, западная ориентировка погребений, широко распространенная в мордовских могильниках, появляется именно с конца I тыс. н.э. и отражает, прежде всего, болгарское влияние, а не русское, как считают некоторые исследователи. М.Ф. Жиганов полагает, что западная ориентировка погребений характерна для мордвы-мокши.

Необходимо отметить, что могильник территориально и хронологически близок к основному массиву древне мордовских памятников I тыс. н.э. левобережья Суры в Мордовии (бассейн рек Малая и Большая Сарка, Алатырь) и Ульяновской области (бассейн р. Сура). Одновременными с могильником являются городища типа «Ашна-Пандо», городище и селище «Ош-Пандо» и ряд других. Дальнейшее изучение могильника у с. Иваньково-Ленино и других памятников, возможно, прольет свет на историю финно-угорских народов Чувашского Присурья.

При раскопках раннего русского поселения у с. Антипинка открыто одно погребение, которое было совершено не по христианскому обряду. В могильной яме овальной формы обнаружен скелет человека. Костяк лежал на правом боку в сильно согнутом виде, головой на ЮВ, руки сложены перед лицом. Такой способ захоронения, как один из устойчивых погребальных признаков, появившийся в XII в., во многом характерен для мордвы. Скорченное трупоположение женщин на правом боку, с руками, подтянутыми к лицу, ориентация погребения и очертания могильной ямы в виде овала характерны для мордвы-мокши. Такие же погребения обнаружены в позднем чувашском могильнике у д. Новое Ядрино Ядринского района. В погребениях 7 и 14 обнаружены костяки женщин, лежавших на правом боку с подогнутыми ногами и руками, расположенными перед лицом. Инвентарь погребений не отличался своеобразием. Скорченные женские погребения, чаще на правом, реже на левом боку встречаются в могильниках мордвы и, в меньшей степени, марийцев. Данный факт может рассматриваться как наложение погребальных традиций финно-угорских племён на культуру верховых чувашей.

Сохранились краткие сведения о мордовском могильнике, расположенном у с. Порецкое. Инвентарь погребений позволил П.Д. Третьякову датировать его XV в. Мордовский могильник «Ташта Калма» упоминается у с. Сыреси, но он не подвергался раскопкам.

Новый этап этнической истории края наступает со времени первых проникновений тюркоязычных болгарских племён на территорию Среднего Поволжья. С возникновением государства Волжская Болгария усиливаются этнические контакты в результате миграционных процессов, торговых и дипломатических отношений.

Довольно долго в исторической литературе велась полемика по вопросу о западной границе Волжской Болгарии. Высказанное А.П. Смирновым предположение о том, что западной границей этого государства необходимо считать р. Суру, было поддержано В.Ф. Каховским и В.Д. Димитриевым. Другую точку зрения высказывали Р.Г. Фахрутдинов, А.Х. Халиков и другие исследователи. Современные исследователи, определяя западную границу домонгольской Волжской Болгарии, учитывают материалы 200 верхнесурских болгарских памятников Ульяновской области, а также 16 городищ и 16 селищ Пензенской области (типа Золотаревского и Юловского городищ). Возникновение и рост этих памятников были связаны с существованием сухопутного пути из Болгара в Киев.

К настоящему моменту на территории Чувашии считаются выявленными 112 болгарских и золотоордынских памятников. Самыми ранними из изученных болгарских памятников Чувашского Присурья являются поселения Стемасы I и Устиновка. Эти поселения X—XIII вв. содержали раннеболгарскую керамику и инвентарь, характерный для домонгольских поселений. В Чувашском Присурье большинство болгарских поселений и местонахождений керамики выявлены многолетними экспедициями В.Ф. Каховского и другими исследователями (Анастасовское, Ильиногорское, Красногорское (Скучихинское), Курмышское, Мочкасинское, Никишинские 1 и II, Порецкое, Ряпинское, Сареевское I, Соляноключское, Сурмайданское, Тихомировское, Шатинское, Яблоновские I и II, Ядринское местонахождения керамики; Стемасское I, Таутовское, Устиновское поселения; Тихомировский клад монет). В последние годы сделаны новые находки. В верхних слоях многослойного поселения Утюж у с. Стемасы присутствовала болгарская керамика и джучидская монета начала XIV в., отчеканенная во время правления хана Тохты. В большинстве из представленных памятников в керамическом комплексе присутствовали мордовская и русская керамика.

Рассматривая керамику поселений Присурья, необходимо сравнить её с керамикой других поселений Чувашии. Р.Г. Фахрутдинов основную массу керамики со средневековых поселений Чувашии относит к «местной чувашской», характеризуя её наличием гончарных и лепных сосудов буро-серого и желтоватого цвета, из глины с примесью крупного, частично мелкого песка, шамота, толченой раковины, редко известняка. Болгарская керамика, по его мнению, представлена небольшим процентом от общего числа. Из керамики Таутовского селища Аликовского района лишь 28 фрагментов (или 3,34%) он считает болгарскими (по структуре, орнаменту). К золотоордынскому времени отнесены обломки чугунных котлов, датируемые временем не ранее XIII в. В материале других памятников Чувашии им отмечено болгарской керамики чуть больше: в Янмурзинском поселении Красноармейского района — 13,5% керамики XIV в., в Большеянгильдинском селище Чебоксарского района — 5,23% керамики XIII—1-й половины XIV вв.

Т.А. Хлебникова, рассматривая памятники XIII—XV вв. Горномарийского района Республики Марий Эл (Носельские И, III и Сиухинское селища, Отарское селище и местонахождение, Мало-Сундырское городище), сравнивает их керамический материал с керамикой Таутовского, Большеянгильдинского и Янмурзинского селищ. Она не относит культурную принадлежность селищ ни к материальным комплексам памятников северо-восточной Руси и Новгорода, ни к болгарским. На всех памятниках, по её мнению, глиняная посуда состоит из местной гончарной и лепной, а также небольшого процента гончарной славянской и болгарской. В количественном отношении болгарской керамики меньше, чем на памятниках Чувашии (на Малосундырском городище она составляет 0,8% от общего числа, а на Носельском III около 2% от общего количества). Наличие в памятниках Чувашии большего, чем в рассматриваемых памятниках Марийской Республики, количества болгарской керамики она объясняет более активным проникновением болгар на территорию Чувашии, чем в Горномарийский район Республики Марий Эл.

Небольшое процентное соотношение болгарской керамики с керамикой местного производства, вероятно, объясняется удаленностью от основной территории Болгарского государства. Необходимо учитывать, что территория государства была заселена неравномерно. Наибольшая плотность населения, особенно в дозолотоордынский период, была в закамских районах. Окраины болгарских земель, куда входило и Чувашское Присурье, были в сфере торговых, дипломатических и промысловых интересов, а некоторые земли, вероятно, использовались и в целях сезонного кочевания.

Западнее Суры, на территории Нижегородской области, болгарская керамика в памятниках встречается ещё реже. В юго-восточной части Нижегородской области известно одно селище, на котором найдена только гончарная болгарская посуда — это Архангельское I селище X—XIII вв. на р. Теша. Селища Кириково I (недалеко от г. Лысково на р. Волга) и Кожино (на р. Теша) одновременно содержали древнерусскую и болгарскую керамику. Т.Д. Николаенко, подводя итоги изучения археологических памятников Нижегородской области, приводит ряд фактов, демонстрирующих сильное болгарское влияние: во-первых, количество известных мордовских поселений с болгарской керамикой — 15 (около 40%), а с русской керамикой — 6 (около 15%, причем пять из шести кроме русской имели и болгарскую посуду); во-вторых, довольно частые находки болгарской керамики в погребениях мордовских грунтовых могильников и отсутствие в них древнерусской; в-третьих, существование союзнических отношений Пургасовой Руси с Волжской Болгарией. Все это говорит о том, что связи мордвы-эрзи с болгарами были более тесными, чем с русскими, и болгарские культурные традиции проникли глубже в мордовскую среду. Болгарское, а не русское влияние ощутимее и на территории Чувашии.

К.А. Руденко выделяет особую группу болгарских селищ, в которую включает и селища, расположенные на территории Чувашии (селище и могильник «Палаху» (Янмурзино), селища Большое Янгильдино, Челкасы, Убеево, Досаево XII—XIV вв. и подъемный материал, собранный на присурских селищах Стемасы (1, VI), Скучиха, Сурский Майдан II, Порецкое). В один круг памятников он объединяет некоторые погребения Янмурзинского, Новоядринского, Болыиетаябинского могильников в Чувашии и Мари-Луговского могильника в Республике Марий Эл. По его мнению, эта группа памятников XIV в. занимает промежуточное положение между традиционными мусульманскими погребениями сельских некрополей и захоронениями поздних кочевников 2-й половины XIV в. Эти погребения обладают характерными чертами: неустойчивой обрядностью — не все захоронения выдержаны в рамках мусульманского канона, встречающимися элементами культа огня, погребениями с вещами, коллективными захоронениями, несоблюдением кыблы. Следует заметить, что в присурском регионе не исследованы болгарские могильники X—XIV вв., но изучены языческие чувашские могильники XVI—XVIII вв. (Новоядринский, Верхнеачакский).

В результате русской колонизации края в устье Суры концентрируются памятники со славянской и так называемой «славяноидной» керамикой. Этническая принадлежность «славяноидной» керамики XII—XV вв. рассматривается неоднозначно. Считается, что финно-угорское поволжское население восприняло формы славянской керамики, но сохранило традиционный состав теста (присутствие раковины). Территориально распространение такой керамики совпадает с ареалом расселения марийских племён, зафиксированным историческими источниками. В настоящее время памятники, содержащие «славяноидную» керамику, известны на территории Марийско-Чувашского Поволжья (она составляет от 30 до 40%), Волжской Булгарии (от 1%), Средней Вятки (от 11,6%). На территории Присурья такая керамика представлена в Красноселищенском II, III, IV поселениях и на Васильсурском V городище Республики Марий Эл, Таутовском селище в Чувашском Присурье, а также на других памятниках Чувашии (Янмурзинское, Челкасинское, Большеянгильдинское поселения и в г. Чебоксары). Особенности присутствия большого процента примесей раковины, вероятно, объясняются контактами между марийским и удмуртским этносами, происходившими наиболее активно в XIII—XV вв.

Славянская керамика проникает и на современную территорию Чувашии, но в меньшем количестве, чем в селения Горномарийского района (на Таутовском поселении она составляет около 1 %). Вероятно, до XII—XIV вв. восточнее устья Суры проникновение славян носило торгово-дипломатический характер. На территории Нижегородского края известно лишь 5 поселений описываемого периода с древнерусской гончарной сероглиняной посудой (Михайловское I, Ардино, Кириково I на р. Сундовик, Кожино на р. Теша, и самое восточное из них — д. Отарские Выселки у устья р. Сура). Во 2-й половине XIV в. при впадении р. Сундовик в Волгу возводятся первые укрепления Лысковской крепости, которая являлась опорным пунктом в освоении русским населением новых территорий. В 1372 г. был основан г. Курмыш, в 1523 г. Васильсурск. С конца XIV в. северо-западные земли мордвы, включая нижнее течение Суры, становятся частью Суздальско-Нижегородского княжества, а позднее входят в состав Русского централизованного государства.

Пограничная линия, защищавшая русские владения, представляла собой засечную черту, часть которой проходила по р. Суре от места впадения в неё р. Пьяна и затем по левому берегу до её устья. Она включала главный опорный пункт — Курмыш и цепь небольших поселений в устье Суры, составлявших северную окраину его сельской округи. С этой территории русские медленно продвигались вглубь правобережья р. Суры.

Одним из ранних русских поселений в Чувашском Присурье являлось поселение у с. Порецкое. Проведенные в 2003 г. раскопки наглядно продемонстрировали ранее проникновение русского населения на юго-западную территорию современной Чувашии. Получен большой керамический материал XI1—XV вв. В основном представлена русская керамика, имеющая аналоги на южных памятниках Руси этого периода (Шаверское 2 поселение в Примокшанье, Алексеевское поселение в Саратовском Поволжье) и в слоях г. Чебоксар. Керамический материал Порецкого поселения во многом сходен с керамическим материалом поселения «Жилище» XVI—XVII вв. у с. Ангипинка. Поселение дало те же образцы керамики, но в большем процентном соотношении гончарной — чернолощеной, бурой, серого, коричневого, красного и белого цветов. Чернолощеная русская керамика, появление и распространение которой В.Ф. Каховский относит к XIV в., обнаружена в ряде других присурских поселений (Ядрин).

Изучение средневековых памятников позволяет пролить свет на историю заселения Присурья и происходившие здесь этнокультурные процессы. Древнемордовские поселения и могильники преобладают во всём Чувашском Присурье, в устье Суры концентрируются марийские памятники. Такое расселение финно-угорских народов начинает меняться в результате контактов с болгарами и русскими. Наиболее интенсивное проникновение болгар в присурский регион происходило в XIII— начале XIV вв., хотя отдельные поселения дают керамику более раннего периода. Наибольшее число болгарских памятников золотоордынского периода сосредоточено в Алатырско-Порецком Присурье, но болгарское население, в отличие от северных и центральных районов Чувашии, здесь не оседает.

Присурье являлось зоной активной русской колонизации. Первоначально русское влияние на мордовские и марийские племена распространялось через торговые и дипломатические отношения, что проявляется в присутствии славянской и «славяноидной» керамики на поселениях. Небольшое количество славянской керамики по отношению к болгарской дает основание утверждать, что территория Чувашии была в большей степени подвержена влиянию Болгарского государства. Заселение края русскими активизируется с конца XIV в. Новые укрепленные поселения русских очень часто возникали на месте старых мордовских (Курмыш) или рядом с ними, что привело к возникновению современных смешанных русско-мордовских селений.

Более подробный анализ керамических комплексов присурских поселений и открытие новых памятников позволят проследить основные этапы взаимодействия финно-угорских, тюркоязычных народов и русских.