ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Взяточники и лихоимцы в Чебоксарском уезде

Взяточники и лихоимцы в Чебоксарском уезде.

Чиновники самого разного ранга брали взятки. В 1746 году вальдмейстер Чебоксарского уезда Иван Меркулов за вырубленные чувашами заповедные дубы собрал с Туруновской волости 110 рублей и пуд меда, с Кувшинской волости — 25 рублей (всего было вырублено 110 деревьев). В 1759 году в Правительствующий Сенат поступило доношение от чебоксарского воеводы, в котором он указывал, что в Санкт-Петербург поехали чувашские крестьяне Козьмодемьянского уезда с жалобами на приказных служителей. Воевода письмом просил не верить челобитчикам. В том же году в комиссию защиты новокрещен подали жалобу чуваши деревень Акрамовы и Мурзаковы Кинярской волости Чебоксарского уезда на регистратора Илью Яковлева сына Сергеева в том, что он насильно захватил их колящетую мельницу «со всем хоромным строением и пашенною землею 30 четвертей». Засеял эту землю озимым хлебом, рощу вырубил, с сенных покосов 150 копен увез к себе на двор». Следствие тянулось очень долю. Чебоксарская, Козьмодемьянская воеводские канцелярии выгораживали Сергеева. Подобные «челобитья» чувашских крестьян были не редкостью. В 1760 году чуваши деревни Первой Туруновы Туруновской волости Чебоксарского уезда Кирилл Максимов «с товарищи» подали челобитную в Сенат о чинимых им чебоксарским воеводою обидах «неуказных сборах и взятках».

Взяточники и лихоимцы в Чебоксарском уезде-001

Неприглядное поведение чиновников в чувашской деревне отражено и в челобитной новокрещен деревни Байряшевы Кинярской волости. В ней отмечено, что в 1761 году в их деревню приехал бывший канцелярист Чебоксарской воеводской канцелярии Константин Капустин и требовал себе подвод. Его просили подождать, так как лошади находились в поле. Но Капустину ждать не хотелось, и он пошел по конюшням искать лошадь, нашел в конюшне десятника Сидора Васильева. Десятник отказался дать ему лошадь, мотивируя это тем, что лошадь не его личная. Капустин избил его, проломил голову. На крик десятника прибежал житель той деревни Гаврила Иванов, которому Капустин тоже нанес травмы. В 1762 году новокрещены Чебоксарского, Казанского, Свияжского, Курмышского, Ядринского уездов подали коллективную челобитную непосредственно императрице с просьбой защитить их от обид (при взятии рекрутов).

Комиссия А.И. Свечина.

Комиссия А.И. Свечина, обследовавшая жизнь крестьян нерусских народов Среднего Поволжья в 1763—1764 годах, вскрыла картину чудовищного злоупотребления воевод и других представителей царского правительства своей властью. В период работы комиссии чувашские крестьяне Чебоксарского, Свияжского, Цивильского и других уездов подали А.И. Свечину более сотни челобитных и сказок о злоупотреблениях чиновников за предшествовавшие 10—20 лет. Например, 25 августа 1763 года Свечину была подана сказка от новокрещена деревни Босаевы Кинярской волости Федора Андреева, который сообщил, что потерял на поле свой скот (6 коров и быка). Он искал его по различным деревням, но так и не нашел. Столкнулся с сотником для воровского искоренения Андреем Патрикеевым, сотником Семеном Тонковым и новокрещеном Отласом Ювандеевым. Последние двое избили Андреева, приговаривая, что тот сам продал свой скот ворам. Через неделю после описываемых событий челобитчик снова столкнулся на дороге с Отласом, который был вместе с солдатом Чебоксарской воеводской канцелярии Василием Мугалевым. Они хотели его поймать и отвезти к воеводе Обрескову. Но Федор Андреев, зная, что в канцелярии людей пытают (в сказке он приводит несколько примеров таких пыток) сбежал, бросив свою лошадь. Эту лошадь забрал себе Отлас Ювандеев. Андреев, в свою очередь, пожаловался смотрителю для защищения новокрещен майору Ларионову. Тот нашел Отласа и заставил его написать расписку, что лошадь он вернет. Ювандеев отправился к воеводе, взяв в свидетели солдата. Обресков принял решение арестовать Ф. Андреева. Так как последний был в бегах, то под караул заключили его брата, били батогами, взяли с него 25 рублей.

Взяточники и лихоимцы в Чебоксарском уезде-002

Жалобы и челобитные.

Последующие сказки, принятые в сентябре-октябре 1763 года, от жителей разных деревень (18 сентября — деревни Князь-Теняковой Шерданской волости, 4 октября — деревни Тохтаровы Шерданской волости, 7 октября — деревни Каснаров Кукшумской волости, 9 октября — деревни Янбарусовы, 10 октября — деревень Карачурины, Катрясевы Сугутской волости, 10 октября — деревни Ильгешевы Кукшумской волости и т.д.) повторяют пункты жалоб почти слово в слово. Они отмечают, что сотники, определенные к искоренению кормчества, собирая сказки, брали дополнительные деньги на «употребление воеводам и приказным служителям». При приеме от крестьян подушной подати и оброка, сказок о ворах и разбойниках, об урожае, кормчестве, при объявлении царских указов и тому подобных случаях чиновники каждый раз брали взятки из расчета 3—5 копеек с души. При подаче челобитных и оформлении нотариальных записей чиновники также вымогали большие взятки, за паспорт брали 30—80 копеек, вместо 2—3 копеек по закону. Подушные и оброчные деньги нередко собирали дважды, не выдавая квитанций. В доношениях крестьян отмечено, что решение воеводского суда напрямую зависело от того, какая из сторон давала большую взятку. Канцеляристы использовали «новых христиан» вместо крепостных «в собственную работу». Толмачи, обязанные помогать нерусскому населению уезда, на деле способствовали вымогательству со стороны канцелярских чинов, показывая на «пожиточных» людей в деревне. Чуваши жаловались и на вальдмейстера Василия Набережного, который не приезжая в леса для смотрения, присылал солдат, собиравших с них в каждую треть года по 20 рублей. Остальные вальдмейстеры поступали так же, только суммы сборов были менее значительны — 5—6 рублей с волости. Сказка от сотника Игнатия Григорьева и новокрещен деревни Янбахтины Ишлеевской волости не только повторяет все пункты жалоб предыдущих сказок, но и добавляет новые штрихи к портрету чиновника той поры. В частности, сотник рассказал, что воевода Обресков постоянно берет взятки: «В прошлом 762 годе, а в котором месяце и числе не упомнит, захватя держал под караулом семь недель безвинно и бил плетми немилостиво, и при том, приговаривая, чтобы он, сотник, определенных к защищению новокрещен командиров никаких повелений не слушал, а только б исполнял повеления ево, воеводы Обрескова, и ис-под тех побой вымучил денег пятьдесят рублев». Этот же воевода, проезжая летом 1763 года деревню Янбахтину, собрал с жителей 12 рублей. В следующем 1764 году чуваши деревни Тоганашевы Кувшинской волости тоже повторили основные пункты жалоб и добавили: «Чебоксарские воеводы, также подушного збору офицеры, с приписью подьячие и толмачи ездили по новокрещенским жительствам и збирали хлебом, хмелем, дровами, баранами, лисицами и яйцами, также и санми, и наряжали на свою собственную работу для кошения сена». Таким образом, челобитные раскрывают картину самой жестокой системы вымогательства.

Взяточники и лихоимцы в Чебоксарском уезде-003