ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Литература и искусство

Развитие литературы и искусства

Абсолютное большинство творческих работников Чувашии были жителями Чебоксар. В столице находились все профессиональные театры (ЧГАДТ, РДТ, ТЮЗ), филармония, союзы писателей, художников, композиторов. Условия работы в первые послевоенные годы были трудными. Электроэнергия подавалась в первую очередь промышленным предприятиям, для отопления не хватало дров. С начала сезона и до декабря 1945 г. в ЧГАДТ из-за их отсутствия сорвано 18 спектаклей. За годы войны пострадала материальная база учреждений культуры: в филармонии и музыкальном училище не осталось музыкальных инструментов, мебели, пропало оборудование художественного и музыкального училищ.

Материальные и кадровые трудности постепенно преодолевались. Ряды деятелей культуры пополнялись фронтовиками и представителями нового поколения. В 1947 г. в труппу ЧГАДТ влились талантливые выпускники чувашской студии ГИТИСа, ученики народного артиста СССР и Чувашской АССР М.М. Тарханова. В 1947 г. возобновилась деятельность ТЮЗа.

Больше материальных и кадровых проблем творческие процессы сдерживали идеологические препоны. Известные постановления ЦК ВКП(б) о литературе и искусстве насаждали, с одной стороны, идеи бесконфликтности, с другой — призывали бороться с космополитизмом. Многие руководители от искусства полагали, что уровень идеологической зрелости определяет качество художественных произведений. 16 февраля 1949 г. на заседании бюро Чувашского обкома ВКП(б), обсуждавшем состояние чувашской литературы, сделан безапелляционный вывод о ее «далеком отставании от темпов послевоенного хозяйственного и культурного строительства в республике» вследствие отсутствия большевистской критики и самокритики, творческих дискуссий, слабой работы писателей над повышением своей теоретической подготовки и художественного мастерства и, конечно же, оторванностью от реалий жизни. Полагая, что искусство и литература*легко управляемы, партийное руководство принимало директивные решения, более уместные для материального производства. Например, один из пунктов упомянутого постановления требовал «покончить с продолжающимся отставанием критики от уровня литературы и требований жизни...».

Даже несведущие в делах искусства люди считали себя вправе давать оценки творческим деятелям. Характерный пример. В феврале 1948 г. на партийном собрании Чувашского сельскохозяйственного института, обсуждавшем постановление ЦК ВКП(б) «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели, один из преподавателей сказал: «Такие композиторы, как Мурадели, оторвались от массы, от нашего строительства и встали на порочный, антинародный, формалистический путь, попирая лучшие традиции русской классической музыки. Я не специалист музыкального творчества, но тем не менее мне хочется сказать пару слов в отношении наших чувашских композиторов и чувашской музыки: наши чувашские композиторы не успевают за бурным ростом Чувашии, не отражают сегодняшних достижений чувашского народа, чувашской культуры». В том же ряду постановление бюро Чувашского обкома ВКП(б) по итогам обсуждения указанного постановления (март 1948 г.), в котором указывалось, что музыкальные произведения чувашских композиторов имеют низкий идейный уровень, поскольку многие композиторы плохо владеют марксистско-ленинской теорией.

Деятели культуры пытались соответствовать идеологическому давлению. Вскоре после смерти И.В. Сталина собрание работников литературы и искусств Чебоксар приняло постановление, один из пунктов которого требовал «от каждого писателя, художника, композитора, актера... создавать крупные художественные произведения, достойные нашего народа; показывать яркие художественные образы людей нового типа...».

Талантливых людей в литературе и искусстве Чувашии работало немало. В послевоенный период вышли книги П.П. Хузангая «Песнь сердца» (1952), «Поют дубравы» (1953), «Дом в Горках» (1955), Я.Г. Ухсая «Перевал» (1952), «Дед Кельбук» (1954), драматическая поэма С.В. Эльгера «Восемнадцатый год» (1953), исторический роман «Близ Акрамова» Ф.Е. Уяра (1952). В литературу пришло новое поколение, в большинстве фронтовиков: Н.Ф. Ильбек, B.C. Алендей, А.С. Артемьев, В.И. Давыдов-Анатри и др. В 1950—1960-е гг. вышли в свет книги Ф.Е. Уяра, Н.Ф. Ильбека, К.С. Тур- хана, Н.Ф. Мраньки и др., авторы которых пытались через прошлое чувашского народа раскрыть его судьбу. В конце 1950-х — 1-й половине 1960-х гг. более 20 произведений чувашской литературы были переведены и изданы в автономных и союзных республиках СССР и за рубежом.

Композиторы Г.Я. Хирбю, Г.С. Лебедев и др. большое внимание уделяли песенному и хоровому жанрам. В 1952 г. Ф.М. Лукину присуждена Сталинская премия за цикл лирических песен патриотического и интернационального характера. Т.И. Фандеевым создана симфоническая поэма «В родном краю»; А.М. Токаревым — «Симфонические танцы»; Ф.С. Васильевым — сюита для оркестра и опера «Шывармань» и т.д.

Центром музыкального искусства была филармония, объединявшая солистов, ансамбль песни и танца и симфонический оркестр (с 1959 г. — оркестр музыкально-драматического театра). В 1948—1951 гг. в ансамбль влились выпускники чувашской оперной студии при Саратовской консерватории, укрепив его состав. Ансамбль много гастролировал по Чувашии и за ее пределами в районах компактного проживания чувашей. В 1948 г. он впервые выехал на гастроли в Ульяновскую область и Башкирскую АССР, дав 57 концертов. Его артисты до создания музыкального театра участвовали в музыкально-театральных постановках. Исполнялись «Алеко» С.В. Рахманинова, сцены из «Евгения Онегина» П.И. Чайковского, «Царской невесты» Н.А. Римского-Корсакова и др. В 1954 г. поставлена первая картина оперы на сюжет поэмы «Нарспи» ленинградского композитора И. Пустыльника. Горожанам чаще хотелось видеть выступления ансамбля и оркестра, об этом они говорили, критикуя работу филармонии.

С конца 1950-х гг. специалисты вели речь о необходимости качественного обновления форм работы ансамбля песни и пляски, но напряженный гастрольный режим не давал такой возможности. В 1960 г. ансамбль возглавили А.Г. Орлов-Шузьм, которому поручили подготовить юбилейную программу к 40-летию Чувашской АССР. Вместе с ним работал режиссер-балетмейстер И.И. Слуцкер. Им удалось обновить репертуар ансамбля и начать подготовку новых программ.

4 марта 1956 г. в Чебоксарах состоялся I съезд композиторов Чувашии, на котором большое внимание было уделено освоению творческого наследия основоположников чувашской профессиональной музыки Ф.П. Павлова, В.П. Воробьева, С.М. Максимова, использовавших в своих произведениях богатство национального фольклора, успехи музыкальной культуры других народов.

С достижениями профессиональных композиторов и исполнителей Чувашии в июне 1961 г. была ознакомлена музыкальная общественность Москвы, где прошли вечера чувашской музыки с постановками опер «Шывармань», «Евгений Онегин», камерными и хоровыми произведениями, песнями и другими сочинениями Ф.М. Лукина, Г.С. Лебедева, А.Г. Орлова-Шузьма, А.М. Токарева, Т.И. Фандеева, Г.Я. Хирбю и др.

В послевоенное время в чувашском изобразительном искусстве ведущей стала тема жизни и труда. Ей посвящены картины чебоксарских художников М.С. Спиридонова «Уборка урожая» (1950), «Моя родина» (1952), «Поля колхоза «Победа» Яльчикского района» (1953), Н.В. Овчинникова «Первенец», «В сельмаге», «Воробушки», P.M. Ермолаевой «Юннатка».

Событием в художественной жизни стала работа Н.К. Сверчкова «Приезд A.С. Пушкина в чувашскую деревню», «Чувашская свадьба», М.С. Спиридонова «Невеста». Интересными были произведения В.М. Макарова, Н.В. Овчинникова, С.Т. Теребилова на ленинскую тематику. В портретном жанре продолжал творить М.С. Спиридонов («Автопортрет», «Герой Советского Союза Макаров», портрет П.П. Хузангая). Он, как и Н.К. Сверчков, B.C. Турин и другие чебоксарские живописцы, продолжал писать пейзажи. Со станковой и книжной графикой выступали М.М. Михаэлис, В.А. Баталов, Ф.П. Осипов, С.Ф. Скрябин, П.В. Сизов и др.

В республиканских театрах успешно работали молодые художники В.Е. Баженов, Е.Е. Бургулов и В.В. Гунько. Традиции чувашской вышивки продолжала Е.И. Ефремова. Полету в космос А.Г. Николаева посвящена кар¬ина Н.В. Овчинникова «Здравствуй, Земля!», сельским будням — картина «Над Цивилем» Ю.А.Зайцева. В начале 1960-х гг. активно заявили о себе В.И. Агеев, А.А. Ефейкина, Н.П. Карачарсков, Р.Ф. Федоров, А.И. Миттов и другие молодые талантливые художники.

Ежегодно в Чебоксарах проходили выставки художников, как персональные, так и жанровые и тематические. В апреле—мае 1964 г. в Чувашской художественной галерее функционировала выставка «Народно-художественные промыслы РСФСР», один из залов был посвящен творчеству Е.И. Ефремовой. В июне в том же зале в преддверии зональной тематической выставки «Большая Волга» (г.Куйбышев, июль 1964 г.) прошла выставка произведений художников Чувашии, значительное место на которой заняли произведения живописцев из столицы республики.

В 1950-е гг. ярко проявился талант архитектора Ф.С. Сергеева. По его проектам были воздвигнуты здания республиканского МВД (1950), Дома политического просвещения (1954, ныне Чувашский государственный театр кукол), республиканской филармонии (1959, ныне РДТ). В 1956 г. слева и справа от школы на площади Ленина пристроены 2 корпуса и таким образом создан комплекс зданий, в которых ныне размещается администрация г. Чебоксары. Рядом с МВД по проекту И.В. Ведянина в 1954 г. сооружено здание, в котором ныне находится УФСБ России по Чувашской Республике.

В 1952 г. на берегу Волги открыт памятник классику чувашской поэзии КВ. Иванову (скульптор И.Ф. Кудрявцев, архитектор В.И. Ступин). В 1960 г. состоялось открытие памятника В.И. Ленину (скульпторы В.И. Татарович, Г.Д. Ястребенецкий, А.И. Далиненко, архитектор Г.А. Израилевич).

Выполняя решения ЦК ВКП(б), театры Чебоксар вводили в репертуар пьесы на злобу дня: «Человек с ружьем» (ЧГАДТ), «Молодая гвардия», «Далеко от Сталинграда», «Русский вопрос» (РДТ), «Как закалялась сталь», «Красный галстук» (ТЮЗ). Но зрители голосовали не за политические, а хорошие классические спектакли. В феврале 1948 г. директор ЧГАДТ, выступая на городской партийной конференции, говорил, что на «Женитьбе Фигаро» зрителей бывает в 3 раза больше, чем на спектакле на актуальную тему «Русский вопрос».

Режиссерами К.И. Ивановым и Л.Н. Родионовым в ЧГАДТ были поставлены спектакли «Нарспи» (1948), «Энтип» В.Т. Ржанова (1948), «Ревизор». В последнем удачный дуэт составили молодой Б.С. Марков в роли Городничего и опытный Б.А. Алексеев в роли Хлестакова. В последующие годы театр поставил ряд пьес классиков («Мещане» М.Горького, «Лес» А.Н. Островского) и местных авторов («Никита Бичурин» В.П. Романова, «Что такое счастье» и «Цветы живые» Н.Т. Терентьева и др.).

В 1959 г. на базе ЧГАДТ и симфонического оркестра Чувашской филармонии организован Чувашский музыкально-драматический театр. 10 октября 1959 г. он открыл первый сезон драмой по пьесе С.В. Эльгера «Под гнетом». 22 мая 1960 г. состоялась премьера оперы композитора Ф.С. Васильева на либретто А.Е. Алги «Шывармань» (Водяная мельница). В 1962 г. оперная труппа музыкального театра впервые гастролировала в Москве на сцене Кремлевского дворца съездов с оперой Б.А. Мокроусова «Чапай».

После 1956 г. откровенное идеологическое давление на литературу и искусство заменили оценки идейно-художественного уровня произведений, где определяющей зачастую была первая составляющая этого критерия. По-прежнему ставился заслон произведениям, не вписывающимся в традиционные рамки. Выступая с докладом на Чебоксарской городской партийной конференции (декабрь 1958 г.), первый секретарь горкома П.А. Чичикин констатировал, что «ничем нельзя оправдать появление книги Г. Айги «Аттесен ячёпе» (Именем отцов), где много стихов, проникнутых идеями пессимизма, упадничества, порочных в идейном, низких в художественном отношениях».

Резкой критике подвергалось все, что затрагивало болевые точки национального развития. На этой же конференции выступил директор Дома народного творчества писатель В.Т. Ржанов. Он рассказал о письме башкирских чувашей в газету «Правда», где сообщалось о закрывшихся учреждениях культуры и искусства — чувашском педтехникуме в Уфе, чувашском театре в Белебее, отделах чувашской книги в книжных магазинах и т.д. «Учитывают ли это положение деятели чувашской культуры из центра чувашской национальной культуры — Чебоксар?» — спрашивали авторы письма. Газета направила письмо по инстанциям и оно дошло до Министерства культуры Чувашии, где легло под сукно. Первый секретарь обкома С. М. Ислюков резко раскритиковал В.Т. Ржанова за предложение сделать Чебоксары центром культурного обслуживания всех чувашей страны. Конференция приняла специальное постановление, где назвала предложение В.Т. Ржанова ошибочным, противоречащим укреплению дружбы народов и национальной политике партии.

Академик Д.С. Лихачев писал, что заключение культуры в идеологические рамки неизбежно приводит к застою. Наоборот, чем многообразнее будут театральные, музыкальные, живописные, литературные концепции, тем активнее будет развиваться культура, тем более высоким требованиям она будет отвечать. В полной мере это объясняет ситуацию в культурной жизни Чувашии и Чебоксар в указанный период.