ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



Города Чувашии

Научное наследие Каховского

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

ПОРЕЦКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ

Зеленеев Ю.А. Марийский государственный университет Краснов С.А. Михайлов Е.П. Чувашский государственный институт гуманитарных наук

ПОРЕЦКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ

Осенью 2002 г. в Чувашский государственный институт гуманитарных наук (далее ЧГИГН) поступили сведения о находках предметов древности на окраине с. Порецкое Порецкого района Чувашской Республики. Для проверки сведений в с. Порецкое выезжали зав. отделом археологии ЧГИГН Е.П. Михайлов и научный сотрудник отдела археологии С.А. Краснов. Оказалось, что на южной окраине с. Порецкое местным краеведом А.Н. Бухаленковым были найдены: средневековая керамика, металлические предметы, изделия из кости и др. Осмотр местности при помощи и содействии местных краеведов показал , что подъемный материал имеется на значительной площади. Разведочной экспедицией были определены примерные границы памятника, получившего название «Порецкое поселение».

В августе 2003 г. на Порецком поселении были проведены археологические работы под руководством доцента Марийского государственного университета (МарГУ) Ю.А. Зеленеева. В экспедиции принимали участие: Е.П. Михайлов, С.А. Краснов, аспирант МарГУ Е.М. Григорьев, студенты исторического факультета Чувашского государственного университета им. И.Н. Ульянова. Краткие итоги раскопок поселения были опубликованы (Зеленеев, Краснов, Михайлов, 2004. С. 316).

Памятник находится в 550 м к югу от южной оконечности с. Порецкое и отделен от села глубоким оврагом. Эту часть села местное населения именует «Лобачевка», его возникновение связывается с первым русским поселением на месте села, основанным ссыльными боярами, князьями и стрельцами после разбирательств по «Угличскому делу». Название «Лобачевка» местные жители выводят от термина «лобач», т.е. клейменный в лоб преступник (Иванова, 1991. С. 5).

Поселение располагается на западном надпойменном склоне левого берега р. Суры. В прошлом Сура протекала непосредственно по краю склона, о чем свидетельствуют озера Суляково, Старая Сура, Закосок, являющиеся старицами Суры. Безымянный ручей, расположенный в непосредственной близости от края склона, протекает по еще более древнему руслу р. Суры (об этом говорят наши наблюдения на местности). Таким образом, причину прекращения существования поселения, по-видимому, можно связывать с передвижкой русла р. Суры в северо-восточном направлении, вследствие чего население лишилось источника чистой воды, богатых рыбных угодий и вынуждено было переселиться через овраг ближе к «ушедшей» реке. Вместе с тем нельзя исключить и другие причины прекращения жизни на Порецком поселении.

Данная местность подвергается сильным оползням, следы которых видны по всему склону поймы реки. Об этом сообщают и местные жители, являвшиеся свидетелями сползания целых домов с. Порецкое в р. Суру еще в недавнем прошлом.

Небольшой раскоп на Порецком поселении был заложен на краю надпойменного склона в восточной части памятника и состоял из 4 квадратов размером 2x2 м; изученная площадь составила 16 м2. Исследованная площадка имеет заметное понижение в направлении с запада на восток (рис.1, 2).

Раскопки проводились по штыкам (пластам). Всего было снято 4 штыка.

Стратиграфия раскопа. В раскопе наблюдались нарушения в расположении слоев. Это связано, по всей видимости, с отмеченными выше частыми оползнями в данной местности. Верхний слой не распахивается и представляет собой дерн, толщина которого колеблется от 6 до 12 см. Последующий слой – подзолистая почва, местами ее перекрывают черный гуммированный слой и слой супеси, представляющий собой смесь гумуса, подзола, песка и серой глины; толщина этого слоя доходит до 50 см. Ниже следует черный гуммированный слой, который присутствует не везде. В кв. 1 он является предматериковым слоем (толщина до 20 см). Следующий слой — супесь (ее состав был описан выше) — присутствует не везде. На основной площади кв. 1 он представлен незначительно и часто в виде прослоек (толщина их — до 45 см). Предматериковым слоем по всему раскопу является черный гуммированный слой; на данном уровне его толщина колеблется от 2 до 28 см. Материк представляет собой илистую темно-серую глину. Местами в заполнении раскопа присутствует песок в виде пятен. Все слои раскопа нарушены норами грызунов, которые представлены в виде округлых илистых пятен на стенках раскопа и длинных илистых полос на уровне материкового слоя. Остатки скелетов грызунов присутствуют в остеологической коллекции раскопок. Особенно много следов нор на уровне материка. Норы не уходят глубоко в материк, что, вероятно, связано с твердым характером грунта. Культурный слой содержал также значительное количество угольков, золы и фрагментов обожженной глины различных размеров, не составлявших платов или пятен в профилях и планах раскопа (рис. 3).

Культурные остатки поселения, выявленные в ходе раскопок, представлены двумя сооружениями (№№1 и 2), ямой, бытовыми предметами, остеологическими и керамическими материалами.

Керамика (3516 фрагментов) содержит изделия гончарного и лепного производства. Гончарная керамика преобладает в верхних штыках. Количество лепной керамики возрастало по мере углубления раскопа. В предматериковом слое она преобладает.

Гончарная керамика представлена несколькими типами.

Бурая керамика — цвет внутри и снаружи бурый, серый, серо-коричневый, иногда почти черный, на изломе темно-серый, бурый. Обжиг средний, тесто промешано плохо, содержит шамот (часты обломки крупных размеров), крупнозернистый песок, иногда толченую раковину. Поверхность сосудов грубо заглажена, шероховата от выступающих крупных песчинок, шамота (нередки глубокие борозды). Керамика изготовлена, вероятно, на медленно вращающемся ручном круге. Часть фрагментов орнаментирована линейным орнаментом, редко волнистым. Серая керамика — плотного обжига, из хорошо отмученного теста с содержанием мелкозернистого песка, без лощения; встречается линейная орнаментация. Чернолощеная керамика — хороший ровный обжиг, черепки плотные, темно-серого цвета на внутренней поверхности и на изломе, редко черного цвета, с содержанием мелкозернистого песка в тесте. Грубая красная керамика — тесто относительно хорошо отмучено, содержит мелкозернистый песок и шамот, обжиг средний в большинстве своем она содержит на поверхности известковый налет бледно-желтого цвета. Кирпично-красная керамика — обжига высокого качества, с содержанием мелкозернистого песка в тесте, круговая, тесто хорошо отмучено. Желтая керамика — высокого качества обжига, тесто хорошо отмучено с содержанием мелкозернистого песка, плотная структура. Коричневая керамика — высокого качества обжига, из хорошо отмученного теста с содержанием мелкозернистого песка. Серая поливная керамика — тесто хорошо отмучено, с содержанием мелкозернистого песка, хорошего обжига, покрытая с внешней стороны поливой темно-зеленого цвета. Кашиная керамика, покрытая поливой зеленого цвета на внутренней и внешней поверхности.

Лепная керамика представлена двумя типами: светло-красная керамика плохого обжига, тесто плохо перемешано, содержит шамот и мелкозернистый песок; белоглиняная керамика — плохого обжига с содержанием шамота и извести в тесте.

В ходе раскопок исследовано два сооружения и одна яма (рис. 2).

Сооружение №1. При расчистке 1-го штыка в кв. 1, 2, 3, 4 обозначилось пятно пестроцвета овально-вытянутой формы. Оно было вытянуто по линии ЮВ—СЗ, имело длину 1,92 м и ширину до 0,88 м. В ходе исследования данное сооружение было оставлено «столом», нижняя отметка сооружения — 45 см от нулевой отметки. Изучение данного сооружения позволило выяснить характер залегания прослоек сооружения. Было отмечено, что остатки сооружения представляют собой пестроцвет с включениями кусков обожженной глины, глиняной обмазки, песка мощностью до 15 см. Находки из сооружения № 1: гончарная керамика, кости животных, глиняное пряслице, кочедык из реберной кости, обломок глиняного пряслица (более грубой формы, чем целое), железная пластинка (рис. 4: 1—4). Под сооружением залегает слой подзола.

Сооружение №2. При расчистке 1-го штыка в кв. 4 обозначилось пятно пестроцвета овальной формы, вытянутое в том же направлении, что и сооружение №1. Оно имело длину 1,48 м и ширину до 1,08 м. В ходе исследования сооружение №2 было оставлено «столом». Пятно сооружения выявилось с отметки —34 см. Стратиграфия заполнения несколько отличается от сооружения № 1: здесь кроме обожженной глины, глиняной обмазки и песка присутствуют уголь и зола. Толщина заполнения сооружения №2 не превышает 11 см. По всей видимости, данное сооружение являлось развалом печи. Под сооружением залегает слой подзола. Находки: гончарная керамика, кости животных.

В промежутке между сооружениями №№1 и 2 и под сооружением №2 обнаружены крупные камни, подвергшиеся воздействию огня; такие же камни располагаются северо-западнее сооружения №2. Глубина залегания камней — 30 см от нулевой отметки. В районе залегания камней — скопления золы и угля.

Яма №1 обнаружена в кв. 2, 3, 4 с отметок от -88 до -103 см. Форму ямы определить невозможно, так как большая ее часть уходит в северную и восточную стенки раскопа. Нижние отметки ямы составляют от -102 до -116 см. Дно ямы имеет наклон в юго-восточном направлении. В юго-восточной части ямы стенки почти вертикальные, в северо-западной части — пологие. Глубина ямы от уровня материка достигает 28 см, заполнение — черный гумус. В яме обнаружены керамика, которая описана среди находок четвертого штыка, и железная пластина.

Полученный в ходе раскопок керамический материал отображен в таблице 1.

Остеологический материал составляет 853 единицы, часть костей кальцинирована.

Отдельные находки по штыкам представлены следующим материалом.

1-й штык —

  1. четыре обломка глиняных пряслиц,
  2. обломок лезвия железного ножа,
  3. железный четырехгранный стержень (гвоздь?),
  4. глиняное рыболовное грузило,
  5. пряслице, изготовленное из стенки хорошо обожженного керамического сосуда коричневого цвета, гончарного производства, содержащего хорошо отмученное глиняное тесто с мелкозернистым песком,
  6. фрагмент железной сапожной подковки,
  7. обломок носовой части костяного кочедыка,
  8. костяная пуговица,
  9. часть железной конской подковы,
  10. лезвие железного ножа,
  11. глиняное пряслице (рис. 5: 1—14).

2-й штык —

  1. обломок глиняного пряслица,
  2. пряслице, сделанное из стенки бурого сосуда (рис. 6: 1,2).

4-й штык — обломок пряслица, изготовленный из стенки сосуда светло-красного цвета лепного производства, плохого обжига, с плохо перемешанным глиняным тестом, содержащим шамот и песок (рис. 6: 3).

Таким образом, на относительно небольшой раскопанной площади найдено значительное число фрагментов керамики, остеологического материала, отдельных находок, что свидетельствует об интенсивной жизни поселка.

По составу керамического материала данное поселение находит параллели с результатами раскопок I960— 1970-х гг. в Чебоксарах (Краснов, Каховский, 1978. С. 82).

На Порецком поселении, как и в средневековых Чебоксарах, преобладает бурая керамика. Наличие в составе его теста толченой раковины не выводит верхнюю дату ее существования за XVI в., в последующем раковина уже не присутствует в тесте. Для культурного слоя Чебоксар XIV—XVII вв. характерно наличие бурой керамики в пределах 50—70%, в XVIII в. она уступает место грубой красной керамике. Данные показатели также близки Порецкому поселению. Здесь этой керамики в 1-м штыке 71,4%, во 2-м штыке 85%. Не противоречит данной датировке и то, что на Порецком поселении бурая керамика имеет сходство с лепной керамикой, и часто их трудно различить, что характерно и для бурой керамики XIV — начала XVI вв. из Чебоксар (Краснов, Каховский, 1978. С. 98). То, что процент этой керамики несколько выше, чем в Чебоксарах, видимо, связано с разным характером этих поселений. Если средневековые Чебоксары являлись городским поселением, то Порецкое поселение — сельским.

Грубая красная керамика появляется в средневековых Чебоксарах в конце XV, в слоях XVI в. она достигает 13—14%, в XVIII в. она преобладает над другими типами керамики (Краснов, Каховский, 1978. С. 89). На Порецком поселении ее 4,85%, что соответствует рубежу XV—XVI вв.

В эти же хронологические рамки укладывается и присутствие значительного количества серой керамики в 1-м штыке Порецкого раскопа (15,9%), время бытования которой ограничено XIV— началом XVI вв. Аналогичная керамика массово встречается в левобережной части Волжской Болгарии (Краснов, Каховский, 1978. С. 86-87).

Верхней дате, началу XVI в., не противоречит и наличие чернолощеной керамики, которая начинает появляться с рубежа XV—XVI вв. (на раскопе — 4,9%)(Краснов, Каховский, 1978. С.89-90).

Нижние слои, вскрытые в ходе раскопок, содержат значительный процент лепной керамики (3-й штык — 50%, 4-й штык — 69%), что отличает их от предматериковых слоев средневековых Чебоксар, где процент лепной керамики несущественен (Краснов, Каховский, 1978. С. 103).

Нижнюю дату существования поселения можно определить концом XIII в. по наличию бурой керамики, но слишком малым для XIV в. процентом ее содержания. В слоях XIV—XVII вв. из средневековых Чебоксар ее от 50% до 70% (Краснов, Каховский, 1978. С. 98). В Порецком раскопе в 4-ом штыке ее 25%, что позволяет датировать ее нижний слой концом XIII в. На данную дату указывает и процент кирпично-красной керамики высокого качества. В Чебоксарах она найдена только в слоях XIV — начала XV вв., где ее количество постепенно уменьшается с 3,75% до 1% (Краснов, Каховский, 1978. С. 82). На Порецком поселении динамика изменения процентного соотношения такой керамики соответствует Чебоксарам, но, в то же время, в количественном масштабе ее первоначально больше, затем синхронизируется с Чебоксарами: 4-й штык — 4,5%, 3-й штык — 3,3%, 2-й штык — 0,75%. Данная динамика показывает, что 4-й штык Порецкого поселения, вероятно, древнее нижнего слоя Чебоксар и может быть датирован концом XIII в.

Некоторые типы керамики Порецкого поселения находят аналогии в материалах русских сельских поселений Поволжья XIII— XV вв., особенно в материалах, датируемых XIV в. К таким поселениям относится Шаверское IV поселение в Мордовии. В публикации об этом поселении не определялась конкретная этнокультурная его принадлежность, но современные знания о предмете позволяют относить его керамический комплекс в большей его части к русской культуре (Аксенова, Зеленеев, Шакиров, 1990). Аналогичная керамика обнаружена также на русских поселениях Ближнее Константиново I близ Нижнего Новгорода XIV в. (Грибов, 2001. С. 158—169) и «поселке» середины XIII—XIV вв. на Алексеевском городище в Саратовском Поволжье (Юдин, Балановский, 2002. С. 184—195).

Таким образом, в предварительном порядке время существования Порецкого поселения можно датировать концом XIII — началом XVI вв. Наиболее же вероятно его существование в XIV — XV вв. Скорее всего, исследованный нами поселок оставлен русскими поселенцами, которые в XIV в. продолжили осваивать Поволжье, находившееся в составе Золотой Орды.