ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Егоров Василий Георгиевич

Егоров Василий Георгиевич.

Есть спокойные и мудрые люди, само присутствие которых в жизни и науке дает современникам и коллегам чувство уверенности в необходимости своих научных штудий, самой науки, несмотря на все изменения, происходящие в общественно-политической обстановке. Василий Георгиевич Егоров выдающийся исследователь чувашского языка, патриарх чувашской гуманитарной науки, всемирно известный тюрколог, был именно такой личностью. Около семидесяти лет проработал он на ниве просвещения и чувашской филологии. Сотни и сотни педагогов, ведущие чувашские языковеды прямо или косвенно с гордостью считали и считают себя его учениками.

В.Г. Егоров родился 11 февраля 1880 г. в деревне Андреево-Базары Яниковской волости Цивильского уезда (ныне — Козловский район). Учился в Шутнеровской начальной земской школе, в 1892 г. поступил в Бичуринское двухклассное училище, первую по време¬ни открытия в Чувашии школу повышенного типа, где в свое время учился один из основоположников чувашской литературы М. Федоров, автор знаменитой баллады «Ардури» (1884). Отлично окончив училище в 1895 г. В.Г. Егоров едет учиться в прославленную Симбирскую чувашскую учительскую школу. После окончания ее он некоторое время работает в Бичуринском же училище народным учителем. В эту пору он увлекается собиранием образцов устно-поэтического творчества и делает первые попытки изучения особенностей чувашского языка. Однако не хватало знаний, научной подготовки. Юношей овладевает мечта о высшем образовании, но для этого нужно было учить классические (греческий, латинский) и новые иностранные языки. В 1901 г. он поступает в IV класс Симбирской духовной семинарии, в 1904—1908 гг. учится на миссионерском отделении Казанской духовной академии. Арабским, французским и турецким языками В.Г. Егоров занимается у крупного исламоведа и арабиста П.К. Жузе, уроженца Иерусалима.

Егоров Василий Георгиевич-001

В 1908 г. по линии Российского Палестинского общества он был командирован в Сирию и назначен начальником школ г. Хомса. В своих воспоминаниях Василий Георгиевич отмечал: «Я ехал в далекую и незнакомую страну со страхом и робостью, но по приезде туда при первой же встрече с арабами эти чувства сразу рассеялись. Учителя и учительницы приняли меня весьма дружелюбно. В моем ведении было четыре больших школы, при них четыре детских сада, 30 учителей и около 1500 учащихся. Арабы оказались очень гостеприимными. Приглашали меня к себе не только учителя, но и некоторые городские жители (...) Радушное отношение я встречал во всех арабских городах — Дамаске, Триполи, Бейруте, Хайфе, Яффе, Иерусалиме, Назарете, Порт-Саиде, Александрии». Среди арабов будущий чувашский ученый пробыл около двух лет. По возвращении в Россию он стал работать учителем русского языка в Стахеевском женском училище в г. Елабуга.

«ПУСТЬ МУДРЕЦ СТЕРЕЖЕТ СВОЮ МЫСЛЬ...»

Но мысль о получении полноценного филологического образования не оставляла его. В 1912 г. он добивается разрешения на поступление в Санкт-Петербургский университет. Выбрав славяно¬русское отделение историко-филологического факультета, он слушает лекции и проходит курс обучения у выдающихся лингвистов И.А. Бодуэна-де-Куртенэ, А.А. Шахматова, Л.В. Щербы. Одновременно, как слушатель, он посещает занятия в Археологическом институте. В.Г. Егоров окончил университет с дипломом первой степени. Пройдя блестящую школу, получив по сути три высших образования, он был готов к самостоятельной научной работе. Как языковед-компаративист В.Г. Егоров начал с русистики. В 1916 г., будучи преподавателем русского языка в Елабужском реальном училище, он опубликовал свой первый научный труд «Согласование числительных с существительными в великоросских юридических памятниках XV—XVII веков». Его можно считать одним из разделов исторической грамматики русского языка.

В начале 1917 г. В. Г. Егоров переводится в г. Златоуст на должность инспектора народных училищ, где и встречает Октябрьскую революцию. Сложилось так, что во второй половине 1918 г. город был захвачен чехами. В.Г. Егоров был временно арестован и отстранен от педагогической деятельности. Вместе с отступающими бело чехами он попадает в Омск и только с восстановлением советской власти активно включается в процесс формирования новой советской школы, назначается инструктором Омского отдела народного образования.

В 1920 г. организуется Чувашская автономная область. Нужны были кадры из лиц коренной национальности для реализации планов в сфере образования, культуры, науки и языкового строительства. В.Г. Егоров приглашается в Чувашию и в 1921 — 1923 гг. (вплоть до первого выпуска) занимается организацией работы первого чувашского рабфака, преодолевая сопротивление чиновников Наркомпроса.

Егоров Василий Георгиевич-002

В 1923 г. начинает работать в Казанском чувашском педагогическом техникуме, где, наконец-то, получает возможность приступить к осуществлению своей заветной мысли — изучению чувашского языка, разработке проблем чувашского этно- и глоттогенеза (происхождение чувашского народа и языка). Причем ученый всегда исследовал чувашский язык не изолированно, а в кругу родственных тюркских, а также и тех языков, с которыми на протяжении веков скрещивалась его судьба: прежде всего поволжско-финских, монгольских, иранских, арабского, славянских и др. В 1928 г. появляется вторая научная публикация В. Г. Егорова «Закон гармонии гласных в чувашском языке». В ней он раскрывает специфику чувашского сингармонизма, открывает новый его вид — лабиальный, присущий отдельным говорам верхового и среднего диалектов чувашского языка, делает ряд широких и перспективных обобщений. С 1925 г. работу в педагогическом техникуме он совмещает с преподаванием в высших учебных заведениях Казани: Восточном педагогическом институте и Татарском коммунистическом университете. Педэр Хузангай (впоследствии Народный поэт Чувашии) в эти годы был студентом и Чувашского техникума, и Восточного института. Вспоминая своего Учителя, на его 75-летие он написал следующие стихотворные строки:

Этем вал хайшён хай парне.

Нимрен пахи — дак пурнад. Хамар.

Анчах мёскершён хаш-пёрне фёре дитех пуда таятпар?

Пур пирён вирлё чёлхере Пултар самах. Фав пулё тупсам Савна туйтартан ёмёрех,

Вёрентекенём: асла тусам.

Научная работа Егорова

С 1933 по 1944 год В. Г. Егоров попеременно работал и в Казанском, и в Чувашском педагогических институтах, читал студентам курсы современного русского языка, его истории, общего языкознания, старославянского и чувашского языков. В Чебоксарах он редактировал первые стабильные учебники для чувашской школы, сам принимал участие в составлении учебников по русскому языку для начальной и средней чувашской школы. Некоторые из них переиздавались десятки раз.

В 1930 г. в Москве (Центриздате) была издана книга В.Г. Егорова «Введение в изучение чувашского языка», в которой исследователь вплотную подошел к темам, ставшим в дальнейшем делом всей его жизни. Прежде всего, нужно отметить его интерес и общелингвистической проблематике, вопросам сравнительно-исторического языкознания. Он четко обозначил место чувашского языка в кругу языков алтайской семьи. Этим трудом ученый значительно продвинул вперед исследование лексического состава чувашского языка, дал классификацию лексики в плане выявления общетюркских элементов, а также разновременных заимствований из китайского, монгольских, семитских (древнееврейского, арабского), иранских, финно-угорских (пермских и поволжских), татарского и славянских языков. С другой стороны, булгаро-чувашский язык сам был источником заимствований во многие из вышеперечисленных языков. В изучении исторического развития лексики чувашского языка В. Г. Егоров оказался достойным преемником Н.И. Ашмарина, видных зарубежных исследователей — финнов Г.Й. Рамстедта (1873—1950), X. Паасонена (1865— 1919), Ю. Вихмана (1868—1932), М.О. Рясянена (1893—1976), венгров Й. Буденца (1863—1892), 3.Гомбоца (1877—1935) и других. Чувашский язык он описал не только в литературной форме, но и во всем многообразии его живых говоров. К этому исследованию органично примыкает аннотированный «Библиографический указатель литературы по чувашскому языку» (1931), охватывающий источники на иностранных, чувашском и русском языках, с середины XVIII в. по 30-е гг. XX в. Ибо в филологии, в чувашской в частности, новое слово может быть сказано только тогда, когда ты знаешь труды своих предшественников. В.Г. Егоров был редким знатоком истории изучения чувашского языка. Специальные статьи им были посвящены памятникам чувашской письменности XVIII в., первой грамматике чувашского языка (1769), жизни и деятельности Н.И. Золотницкого, Н.И. Ашмарина, Казанской школе тюркологии и ее роли в разработке проблем чувашского языка.

Егоров Василий Георгиевич-003

О широте лингвистических интересов ученого говорит тема его кандидатской диссертации «Основные типы образования сложных слов в разных системах языков», которую он успешно защитил в 1942 г. в Казанском университете. В этом исследовании он выступает как языковед-типолог, привлекая широкий материал генетически несходных языков и демонстрируя блестящую лингвистическую эрудицию. Работа бесспорно являлась пионерской по своей типологической направленности.

Исследование Чувашского языка.

Одновременно с научной разработкой сугубо теоретических, фундаментальных проблем, связанных с историей чувашского языка на протяжении, по крайней мере, двух тысячелетий, В.Г. Егоров не оставлял вне сферы своего внимания насущные потребности его носителей. Он успешно занимался практической лексикографией. Так, в 1935 г. он издает «Чувашско-русский словарь», содержащий 25 тысяч слов, наиболее полно (вплоть до завершения издания семнадцатитомного Словаря Н.И. Ашмарина) представлявший словарный состав чувашского языка. Автор словаря проделал также немалую работу по нормализации лексики, выявлению неологизмов, уточнению значений многих слов и сфер их употребления. В 1954 г. словарь вышел вторым изданием. Тогда же им был подготовлен «Русско-чувашский словарь», но он был опубликован лишь в 1960 г. (2-е издание 1972 г.).

Все разнообразные направления научной мысли В.Г. Егорова, будь то широкие историко-типологические построения, фронтальный анализ лексики чувашского языка, описание фонетического строя, весь богатый лингвистический опыт, который накапливался при соприкосновении с материалом многих языков, относящихся к разным языковым семьям, знание фундаментальных работ ведущих тюркологов мира, получили логическое завершение в его докторской диссертации «Современный чувашский литературный язык в сравнительно историческом освещении», которую он защитил в 1951 г. «Энциклопедией чувашской грамматики. Porta linguae Tschuvaschicae — вратами чувашского языка, ведущим все пытливые умы в Thesaurus linguae Tschuvaschicae — сокровищницу чувашского языка» назвал этот труд член-корреспондент АН СССР, профессор Н.К. Дмитриев, выступивший на защите официальным оппонентом. В этом исследовании, как отмечает доктор филологии Клара Адягаши (Венгрия): «В.Г. Егоров впервые определил систему источников изучения чувашского языка в диахронии. (...) За прошедшие полвека после выхода в свет книги В. Г. Егорова отечественным и зарубежным чувашеведением были достигнуты очень значительные результаты. Они могли появиться благодаря начатому В.Г. Егоровым системному изучению различных источников истории чувашского языка».

В 1944—1948 гг. В.Г. Егоров — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института при Совете Министров Чувашской АССР, заведовал в нем сектором языка. В 1948—1956 гг. работал на кафедре чувашского языка и литературы Чувашского государственного педагогического института им. И.Я. Яковлева. В последующие годы Василий Георгиевич был внештатным сотрудником научно- исследовательского института, в 1967—1969 гг. — профессор историко-филологического факультета Чувашского государственного университета.

Своего рода лебединой песней среди трудов В.Г. Егорова стал его «Этимологический словарь чувашского языка» (1964). Это был первый словарь подобного типа в отечественной тюркологии, который подводил итоги многолетним этимологическим изысканиям автора и конкретизировал генетическую общность рассматриваемых лексем (всего около 2600) на общетюркском уровне и позволял выявить контакты и связи чувашского языка с иносистемными языками на протяжении всего его исторического пути. Как новый вклад в тюркскую лексикологию и этимологию, положительно оценили этот словарь видные российские и зарубежные языковеды-тюркологи.

Авторитет Василия Георгиевича.

Научный и человеческий авторитет Василия Георгиевича среди своих чувашских коллег, тюркологов Советского Союза и представителей зарубежных научных школ (он вел переписку со многими учеными) был весьма высок. При этом официальных наград и званий у него было совсем немного: Почетная грамота Президиума Верховного Совета Чувашской АССР (1945), заслуженный деятель науки Чувашской АССР (1955), медаль К.Д. Ушинского и орден «Знак Почета» (1970).

Егоров Василий Георгиевич-004

На протяжении своего долгого жизненного пути В.Г. Егоров в разных идеолого-политических ситуациях («новое учение о языке» Н.Я. Марра в 20—30-х гг., сталинское толкование вопросов языкознания с позиций марксизма в 1950 г., постепенное возвращение советского языкознания в русло нормального развития в 60—70-е гг.) сумел отстоять свое видение и понимание историко-лингвистического процесса как истории слов чувашского языка и смог показать в своих трудах «незасвидетельствованный исторический факт чувства непрерывности языка, развивающегося в том или ином направлении» (J1.B. Щерба) применительно к чувашскому глоттогенезу путем стратификации чувашской лексики, а также булгаро-чувашских заимствований в языках, кон-тактировавших с чувашским в разные периоды его истории. Не строго следуя теории и лишь отчасти используя технику сравнительно-исторического метода, он смог представить реальную картину исторического развития родного языка, расширить хронологические рамки и тем самым донести до нас, живущих уже в XXI столетии, живое дыхание истории.

Обширные энциклопедические познания в области чувашской филологии, исключительная скромность, трудолюбие, верность поставленной цели, отзывчивость как лучшие черты народного характера воплотились в самой личности ученого и притягивали к нему многих людей. Василий Георгиевич, как мудрый человек «стерег свою мысль, трудно постижимую, крайне изощренную, спотыкающуюся... Трепещущую, дрожащую мысль, легко уязвимую и с трудом сдерживаемую, мудрец направляет, как лучник стрелу» (Дхаммапада, Т. III, 36, 33).

...Когда Василию Георгиевичу исполнилось девяносто лет, его ученик Педэр Хузангай, находясь уже в преддверии смерти.

И речь идет все о том же, о бессмертии и величии народа, который породил таких людей, как Василий Георгиевич Егоров. Чувашский народ всегда будет с благодарностью вспоминать его имя, учиться у него мудрости, а новые поколения чувашских языковедов, следуя его примеру, постараются также соединить в своем научном творчестве прошлое и современность чувашского языка с тем, чтобы он оставался живым, по-прежнему сохранял духовное начало, помогал людям ясно выражать свои мысли и чувства и оставался с нами, по крайней мере, на протяжении XXI в.