ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Займы и ростовщичество

Займы и ростовщичество.

Купцы и чиновники Чебоксар занимались ростовщичеством. Предварительно следует сказать несколько слов о порядке оформления заемных актов. Обычно заемщик давал заимодавцу заемную кабалу (заемное письмо) или вексель, в которых отмечались дата, обстоятельства и причина получения займа, сумма и срок возврата долга. Однако сумма займа выражала не сумму, полученную заемщиком, а подлежащую возврату с ростом за срок займа. В заемных документах, кроме заемщика, подписывались поручители («порутчики»), т.е. лица, берущие на себя ответственность за уплату долга заемщиком.

Интересен социальный состав заемщиков. Первую группу заемщиков составляли купцы, посадские люди, цеховые, разночинцы, которым нужны были деньги для ведения торговых операций. Ссуды, выдаваемые богатыми купцами на эти цели, выражались в сотнях рублей. Так, в 1749 году чебоксарский купец Ф.Н. Котельников одолжил различным лицам 300 рублей, в 1769 году у чебоксарских же купцов Ф.Ф. и А.Ф. Корытниковых хранилось 15 векселей и заемных писем на 230 рублей. Сохранилось два дела магистрата, целиком посвященных вексельным операциям в 60-е годы XVIII века, опротестованных словесным судом Чебоксар. Нами составлена таблица, включившая сведения о 16 вексельных операциях. Ростовщиками были купцы города и их приказчики (один вексель принят отставным капитаном И.И. Соловцовым). Заемщики представлены 10 цеховыми, четырьмя купцами, двумя посадскими людьми. Суммы заемов незначительны — от 4 до 100 рублей. К сожалению, не известно, на какие цели брались эти деньги. Только цеховой И. Строгольщиков, взявший 100 рублей, отмечал, что деньги необходимы на «мирские нужды». В большинстве случаев словесный суд предоставлял отсрочку на пару лет. В четырех случаях описывался дом заемщика с последующим его выставлением на торги или отдачей заимодавцу. В 1772 году посадский человек М. Шитов был отдан в работу купцу Ф. Свешникову за «имеющийся на нем казенный и партикулярный долг», деньги, взятые с Козьмодемьянского винокуренного завода в поставку хлеба 60 рублей, и у купца Г. Кологривова — в поставку сала 50 рублей. В год работнику Шитову выплачивалось 12 рублей, из которых 6 рублей 55 копеек отдавалось заводу, 5 рублей 45 копеек — Кологривову. Кроме того, в другом деле имеются 16 опротестованных словесным судом векселей. Заимодавцы — главным образом купцы, заемщики — цеховые и посадские люди. Суммы небольшие: 11, 20, 53, 9, 100, 22, 11, 30, 9, 23, 35, 20, 20 рублей, 3 рубля 80,5 копейки. Исключение составлял вексель А. Визгина на титулярного советника И. Черезова на 200 рублей.

Займы и ростовщичество-001

Известны случаи разорения богатых купцов, бравших деньги по векселям. В 1732 году было описано имущество А. Проскурякова, занявшего у статского советника И.Н. Брылина 1200 рублей. В 1774 году купец Андрей Кологривов в доношении указал, что отец его, Григорий, взял в 1772 году по векселю 6 тысяч рублей в надежде, что будут проданы товары, отпущенные в Санкт-Петербург. В 1773 году в ходе пожара сгорели дом, кожевня, имущество и весь покупной хлеб, товары же в столице были проданы по низким ценам. Поэтому купец просил не только отсрочки платежа по векселю, но и налогового облегчения.

Вторую и главную массу заемщиков составляли крестьяне. Так как ростовщичество разоряло податное население, правительство еще в XVII веке запрещало ясачным людям из нерусских национальностей Среднего Поволжья занимать деньги по кабалам и поступать к заимодавцам для отработки долга. Специальным царским указом от 31 января 1701 года было запрещено русским людям заключать кабально-ростовщические акты с крестьянами из народов Среднего Поволжья: «Всяких чинов русским людям на татар, и на мордву, и на чувашу, и на черемису заемных кабал и памятей и зделочных, и в землях и во всяких делах записей и расписок и всяких крепостей не имать и в городех воеводам тех крепостей не принимать». Указ отменял действие всех заключенных ранее сделок. Такой же указ повторно издан в 1717 году. Указ от 28 сентября 1743 года запрещал закабалять новокрещенов из народов Среднего Поволжья. Такого же характера указы Сената от 14 февраля 1761 и от 25 октября 1765 годов. Однако такие указы на практике не выполнялись.

Займы и ростовщичество-002

Чувашские крестьяне при получении ссуд от купцов, чиновников также давали заемные кабалы и векселя, иногда «тавро». «Тавро»-палочки с обозначением знака собственности (тамги) сторон и суммы займа чувашскими цифрами. Об этом Г.Ф. Миллер писал: «При заимодавстве заимодавец и должник берут две палочки, которые между собой складываются, и на оных палочках вырезывают столько крестов или херов (XXX) или зарубок (III), сколько будет гривен или копеек, и каждый вырезывает на своей палочке на конце под крестами или под зарубами какой-нибудь вместо рукописания знак». «Тавро» признавалось как заемный документ не только обычным правом чувашей, но и официальной властью.

Нами собраны и систематизированы в виде таблицы данные о 40 фактах займа денег у чебоксарских жителей по заемным кабалам, векселям и чувашским «таврам» с условием возврата долга деньгами, продуктами и отдачей земли или мельниц заимодавцу. Эти данные показывают, что в роли ростовщиков выступали представители различных социальных групп. Наибольшее число ростовщиков было из купцов и посадских людей. Им принадлежит 22 случая выдачи взаймы из 40. Ссуды, выдаваемые купцами, колебались от нескольких рублей до нескольких сот рублей. Второе место среди ростовщиков занимали чиновники. Отмечено 13 случаев выдачи ссуды чиновниками. Размер займов, выдаваемых ими, был не особенно большим — от 10 до 100 рублей. В ростовщичестве подвизались и представители духовенства, и разночинцы.