ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Коммунальное хозяйство и благоусройство города

Коммунальное хозяйство и благоустройство города

К началу 1920-х гг. город был невелик: его территория простиралась на 2—3 км с юга на север и с востока на запад, насчитывалось 870 домов, из которых 93 были муниципальными (1196 квартир). Общая длина 76 улиц, переулков, слобод и нумерованных кварталов составляла 17 км. Через городские овраги и речки были построены 8 мостов. Город не был благоустроен.

В дождливую погоду мутные потоки воды, стекавшие в центр со всех холмов, превращали улицы в грязевое месиво. Тротуарами служили мостики и бревенчатые переходы.

Не хватало жилья для служащих, помещений для государственных учреждений и организаций. Поэтому были приняты меры по муниципализации домов. На учет поставили торговые и складские помещения, часть из которых переоборудовали и отдали советским учреждениям. В бывшее здание купца Ефремова по ул. Большой Советской (дом № 7) переехал ЦИК, в дома Иевлева (ул. Ленина 1-я, 52) — Наркомфин, Кушева (ул. К. Маршака 1-я, 64) — Госбанк, Астраханцева (Ярославская, 76) — Наркомат внутренних дел, в бывшее земское здание (Большая Советская, 4) — ОГПУ. По¬добным образом разместили рабфак, педтехникум, совпартшколу, типографию и др. К 1926 г. числилось 125 муниципальных домов общей площадью 14,3 тыс. кв. м), 44 склада площадью 3,8 тыс. кв. м. До 50% домов требовали капитального ремонта. С декабря 1922 г. чебоксарский Совет, чтобы выйти из критического положения, стал сдавать помещения в аренду на максимальный срок (до 1938 г.) с условием ремонта зданий. Жилые помещения не соответствовали санитарным нормам, люди ютились в тесных комнатах, в среднем приходилось всего 5,3 кв. м жилой площади на человека. Размещение учреждений в 8 церквах города также не решило проблемы.

После создания Чувашской АО было решено построить 10 деревянных домов. Но голод и нехватка строительных материалов не позволили реализовать намеченного. К 1923 г. были возведены 5 деревянных двухэтажных домов на каменном фундаменте по 8 квартир в каждом, а также 40 домов — самими горожанами. Строительство сдерживалось отсутствием кирпичного производства. Горсовет разрешил разборку церковных зданий на кирпичи. Широко практиковалась продажа населению домов на слом.

Долгое время в городе не было строительных организаций. Лишь 1 сентября 1925 г. появилась жилищно-строительная кооперация, которая объединила 60 чел. В первый год кооператив построил 2, а в 1927 г. — 3 жилых дома. Он построил свой кирпичный завод, который уже в первый год произвел почти 250 тыс. кирпичей. Кооператив участвовал в благоустройстве города: совместно с горсоветом построил триумфальную арку и караульное помещение, по ул. К. Маркса разбил бульвар, запрудил пруд.

В 1923—1926 гг. в городе построено 202 дома, в т.ч. 21 государственный, 2 кооперативных и 179 частных общей площадью более 6,9 тыс. кв. м, из них государственным учреждениям принадлежало 1,8 тыс. кв. м. В 1926 г. рядом с домом бывшего дворянского собрания возведен первый государственный каменный дом — здание Главного суда. Трехэтажное здание, архитектором которого был В.Н. Александров, украсило город. К 1928 г. имелось 1335 жилых строений общей площадью 44,5 тыс. кв. м, из них 258 домов принадлежали государству. На одного горожанина приходилось 5,7 кв. м, в очереди на жилье стояло около 200 человек.

Важной проблемой являлось водоснабжение. Большая часть горожан пользовалась водой из Чебоксарки. Вода в ней была сильно загрязнена: в реке стирали белье, купали лошадей, поили скот, сбрасывали отходы и нечистоты. Чебоксарка являлась естественным стоком для весенних и дождевых вод. В пределах города на ней располагались полдюжины мельниц, запруды которых были сделаны из хвороста, земли и навоза. Помимо загрязнения, они приостанавливали течение реки, превращая ее в зловонное болото. На окраинах города имелись колодцы, но в день каждый из них мог дать лишь полведра воды на человека. В начале 1920-х гг. функционировал водопровод производительностью 60—100 тыс. ведер в месяц, обслуживал 1/3 города, главным образом больницы, аптеки, типографию и ряд других учреждений.

В 1926 г. утвержден проект водопровода протяженностью 5 км и мощностью 1,5 тыс. куб. м в сутки. Его строила городская организация «Водосвет». К 1928 г. проложены трубы, сделаны 23 смотровых колодца с люками, 2 перехода через Чебоксарку, почти завершено строительство 6 водоразборных павильонов (по улицам Чувашской, Свердловской, Урицкого, К. Маркса, Ленина, Т. Николаева) для платного отпуска воды. В 1929 г. водопровод принят в эксплуатацию.

Совершенствовалась структура и деятельность коммунальной службы. В 1925 г. организован горкомхоз и постепенно в его распоряжение передавались коммунальные объекты. В его штате появились благоустроительный и дорожный отделы, жилищный подотдел и др.

С января 1926 г. Чебоксары получили право формировать свой бюджет, расходная часть которого составила 256,4 тыс. руб. Однако через три месяца в него пришлось внести существенные коррективы из-за паводка, который затопил Красную площадь. Уровень воды был таков, что люди плавали на лодках. Убытки от наводнения составили почти 54 тыс. руб., при этом СНК РСФСР согласился возместить лишь 14 тыс. руб. Бюджетная политика была направлена на увеличение расходов на социально-культурные мероприятия. Бюджет 1928 г. был бездефицитным: доходы 459 тыс., расходы — 443 тыс. руб. Средства направлялись на нужды народного образования, здравоохранения, пожарной команды, жилищное строительство, развитие мощностей электростанции и др.

В ведении горсовета находились коммунальная баня, гостиница «Заря», перевоз через Волгу и скотобойня. В 1921 г. под коммунальную баню приспособили ветхое здание, на берегу р. Чебоксарки построили запруду. Вскоре баня прогнила и развалилась. Об остроте банной проблемы говорит тот факт, что некоторые жители ездили в Казань помыться и попариться. В 1924 г. под баню приспособили здание бывшей городской управы, ее обслуживал персонал из 10 чел. Первоначально она была оборудована деревянными чанами, позже их заменили металлические. Баня имела пять номеров и два отделения, пропускную способность до 200 чел. в сутки. Она пользовалась широкой популярностью: только в 1926 г. в ней помылось около 35 тыс. чел. Цена билета составляла: за первый класс 30 коп., второй — 20 коп., для детей — 10 коп. Номера стоили от 90 коп. до 1 руб. 30 коп. за час. Усиленная эксплуатация не приспособленного здания быстро довела его до аварийного состояния. После паводка 1926 г. баня не работала почти полгода. Ее кризисное положение неоднократно обсуждалось на заседаниях горсовета, в результате решили построить новую коммунальную баню на ул. Ярославской, строительство которой затянулось до 1935 г.

Не менее остро стоял вопрос о гостинице. Город, расположенный на главной водной артерии страны — р. Волге, часто посещали люди по различным торговым делам. В 1923 г. под гостиницу отведено двухэтажное здание бывшего купца А.П. Астраханцева по ул. Ярославской, которое, однако, не устраивало посетителей из-за неблагоустроенности. На следующий год в бывшем двухэтажном доме И.А. Антонова открылась гостиница «Заря» на 12 постояльцев с платой 1,5—2,5 руб. в сутки. В том году она приняла почти 2,6 тыс. клиентов. В отличие от бани, гостиница «Заря» и бойня были рентабельны. 15 января 1928 г. гостиница закрыта по ветхости. Осенью 1927 г. на месте небольшого монастырского фруктового сада по проекту архитектора В.Н. Александрова построен трехэтажный «Дом крестьянина».

Перевоз через Волгу за год мог обеспечить переправу до 25 тыс. чел.. 15 тыс. голов скота, 3 тыс. пудов разных грузов. Плата за перевоз составила 5 коп. с человека и 25 коп. за голову КРС. Однако он приносил малую прибыль, так как на его содержание и ремонт уходили большие деньги. В середине 1920-х гг. для перевоза приобретены пассажирский паром плашкоут и 5 лодок. Успешную конкуренцию ему составлял частный перевоз, где цены были ниже. Горсовет боролся с конкурентом, но милиция слабо реагировала на его постановления.

В центре города была расположена скотобойня, что вызывало нарекания горожан из-за антисанитарии и неэстетичности. Работники ее старались облагородить свое помещение, позади здания разбили небольшой садик. В 1930 г. бойня вынесена в поле. Ежегодно здесь забивалось до 5 ты. животных; стоимость услуги составляла 50 коп. за одну голову скота.

Продолжались переименования улиц, иногда неоднократные. Так, ул. Соборная стала называться Большой Советской, с 1926 г. — Чувашской, в 1952 г. получила нынешнее название — К. Иванова. Архангельская улица была переименована в ул. Троцкого, которую в связи с политическими событиями 1929 г. назвали Ленинградской. Многие изменения в названиях улиц не имели юридического закрепления, поэтому в 1926 г. президиум горсовета утвердил все новые наименования улиц, переулков и площадей столицы. Были закреплены названия 59 улиц и 5 площадей (Чувашская, Аптечная, Канашская, Красноармейская, Трудовая, Каменева, Володарского, Зиновьева, Марата и др.). Одна из улиц носила имя чувашского революционера 1905—1907 гг. Тимофея Николаева. Примерно в это время горсовет начал работу по нумерации домов, снабжению их табличками с номерами и названиями улиц, правда, затруднения вызывало отсутствие четко очерченного плана города.

Протяженность улиц в 1927 г. составила 35,5 км, из них более 4 км не имели тротуаров. Тротуары были вымощены камнем, лишь малая часть — заасфальтирована. Поддержание чистоты возлагалось на домовладельцев и учреждения. Они должны были убирать территорию перед домом, а также улицы на половину их ширины. Однако это распоряжение горсовета выполнялось плохо.

Охраной правопорядка занималась милиция, в штате которой первоначально числилось 18 чел. К середине 1920-х гг. покой горожан охраняли 22 милиционера и 21 ночной сторож, торгово-промышленные предприятия — ведомственная милиция. Город был разбит на 3 милицейских участка, на которых располагались посты № 1 (на Красной площади), № 2 (ул. К. Грасиса 2-я) и № 3 (ул. Троцкого). Милиция в основном сталкивалась с кражами и хулиганством. Большое количество преступлений и низкий профессиональный уровень милиционеров не позволяли добиваться высоких результатов. Раскрываемость составляла 50—55%, хотя для ее повышения создан городской стол уголовного розыска в составе 3 сотрудников.

С пожарами боролась пожарная команда численностью 20—30 чел. Налаживание противопожарного дела сталкивалось с большими трудностями: огнеборцы выступали скорее в роли водовозов и при пожаре выделялись среди тушивших огонь разве что наличием инвентаря. Низким было техническое оснащение пожарной команды. В 1926 г. за ней числились 8 лошадей, 3 из которых не были годны к службе, 4 ручных пожарных машины, 8 бочек для воды. Инструменты и обоз находились в изношенном состоянии. Воду в бочки набирали черпаками со специального моста на р.Чебоксарке. На летний период вода заливалась в 5 врытых в землю каменных баков емкостью 500 ведер каждый, которые располагались на окраинах города. К 1928 г. численность команды достигла 35 чел., лошадей — 10, приобретена новая мотопомпа. Но горсовет констатировал неготовность личного состава «к приемам пожарного орудия как практически, так и теоретически». Число пожаров выросло, причем некоторые из них не удавалось потушить по нескольку дней. Пожарной команде должна была помогать пожарная дружина, состоявшая в 1928 г. из 46 добровольцев. Горсовет остро критиковал ее деятельность, отмечая отсутствие дисциплины среди дружинников.

В феврале 1921 г. началась телефонизация Чебоксар. На первых порах телефоны устанавливались только в советских учреждениях, затем они появились в квартирах, в первую очередь у ответственных партийных и советских работников. Телефонизация сделала неактуальными пожарные вышки, так как о возгорании можно было сообщить по телефону.

В феврале 1921 г. начала работу новая радиостанция (в здании облисполкома). Техническое новшество вызвало интерес у горожан. В 1924 г. при редакции газеты «Канаш» возникла ячейка Общества друзей радио (ОДР), по инициативе которой в редакции появилась вторая радиостанция. Вскоре радиоустановки (приемники) имелись во многих учреждениях и организациях, а затем и у горожан. С 1926 г. в Чебоксарах велось централизованное (проводное) радиовещание через радиотрансляционный узел. 14 октября 1926 г. радиостанция ОДР имени ЦИК Чувашской АССР стала вести радиопередачи (радиогазеты) на чувашском языке.

В марте 1921 г. создана первая артель парикмахеров из 5 чел. Парикмахерская располагалась на Красной площади. За два первых месяца работы обслужила 1600 чел. Она предлагала услуги по завивке и укладке волос, покраске бровей, усов и бород и др. В 1922 г. желающие могли посещать курсы «грима и тона», которые вел главный режиссер Чувашского театра И.С. Максимов-Кошкинский. Затем открылись новые парикмахерские, прачечная и другие объекты сферы обслуживания.

Украшением города стали произведения монументальной скульптуры. Первый памятник — трехгранная пирамида высотой 8 м с барельефом С. Разина (архитектор Г.С. Спиридонов) торжественно открыт 1 мая 1921 г. на Волжском бульваре. Чувашский театр к этому событию устроил театрализованную постановку на открытом воздухе. Действие разворачивалось и на Волге, по которой в расписных челнах плыли «разинцы» и на берегу, где они сражались с «царскими войсками». Бульвар имени С. Разина долгое время оставался любимым местом отдыха горожан, где проводились митинги, принимали в пионеры, устраивали незамысловатые аттракционы. К примеру, в 1922 г. установили микроскоп, с помощью которого можно было наблюдать кровообращение лягушки. Летом работал граммофон.

В 1924 г. на Красной площади была возведена Триумфальная арка в виде двух башен, соединенных переходом с двухскатной крышей. Памятник придавал площади праздничный вид. В торжественные дни здесь проходили митинги и демонстрации, с балконов выступали ораторы. В эти же годы на берегу Волги открыт первый памятник борцам за установление советской власти, который представлял собой скромный трехгранник из досок.

Налаживание городского коммунального хозяйства происходило в условиях острой нехватки материальных и денежных средств. В 1928 г. посадили деревья в сквере, около коммунальных домов и на скотомогильниках. Еще раньше на Красной площади были разбиты цветочные клумбы, обустроены водостоки для отвода дождевых вод. С каждым годом все больше улиц и тротуаров, спусков и подъездов укреплялись камнем.