ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Народное образование

Народное образование.

В дошкольную эпоху дети состоятельных горожан получали образование в учебных заведениях Казани, Нижнего Новгорода и других городов, остальные обучались «грамоте и разным художествам» на дому при помощи наемных учителей или родных и друзей. В 1801 г. смотритель малого народного училища И. Чиков жаловался, что дьячок Николаевского собора И. Петров, диакон и дьячок Покровской церкви Н. Семенов и В. Степанов и мещанин Бармин незаконно занимались обучением на дому, не реагируя на его предупреждения. Чебоксарское духовное правление запретило церковнослужителям обучать детей «ни под каким видом» под угрозой штрафа. Тем не менее домашнее обучение конкурировало со школьным до середины XIX в. Городские священники обучали грамоте и Закону Божьему расквартированных в городе солдат воинских частей и арестантов тюрьмы.

С 1775 г. учреждение и управление школами и благотворительными заведениями (приютами, богадельнями и др.) входило в функции Приказов общественного призрения. В 1782 г. руководство школами перешло к Комиссии об учреждении народных училищ, разработавшей «Устав народных училищ» (1786). В соответствии с ним в губернских городах открывались главные (4-классные), а в уездных — малые (2-классные) народные училища для детей всех сословий, содержавшиеся на пособия городских обществ и пожертвования. В 1802 г. создано Министерство народного просвещения (МНП), при котором действовало Главное правление училищ. По уставу учебных заведений 1804 г. система народного образования, подчиненная МНП, включала приходские и уездные училища, гимназии и университеты, связанные преемственностью учебных программ.

В 1780-х гг. было предпринято несколько попыток открыть в Чебоксарах начальную школу. В 1782—1785 гг. по призыву Приказа общественного призрения пожертвовать деньги на основание училища «из коего польза для всех, а паче бедным и сирым произойти может», купечество собрало 105 руб. 65 коп., которые были отосланы в Казань. В 1786 г. собрание городских сословий в ответ на предложение Казанского генерал-губернатора П.С. Мещерского о подготовке помещения и назначении субсидии на содержание малого народного училища решило передать под него здания канцелярии и школы, построенные на общественные средства для Селенгинского пехотного полка и назначило на его содержание одно-процентный сбор от питейной торговли и штрафы с граждан. Комиссия об учреждении училищ распорядилась открыть главные народные училища в Казани и Вятке, поэтому деньги, собранные в Чебоксарах (471 руб. 48 коп.), были отосланы на основание первого из них. В 1788 г. на указ правителя Казанского наместничества И.А. Татищева о заведении училища горожане подтвердили согласие содержать его на условиях 1786 г. и даже назначить дополнительные средства, но с условием возврата ранее собранных денег.

Открыть школу удалось лишь с четвертой попытки: в августе 1789 г. Казанский генерал-губернатор С.М. Баратаев отдал необходимые распоряжения, а затем вызвал к себе городского голову С.И. Пономарева и первостатейных купцов Л.B. и И.С. Клюевых, поручив подыскать дом в центре города с комнатами под классное помещение и квартиру учителя, снабдить училище дровами, свечами и так далее, назначить субсидию на содержание и подобрать смотрителя. Последний выполнял функции завхоза, назначался городской думой из числа гласных на три года.

Малое народное училище было торжественно открыто 30 августа 1789 г. В этот день горожане собрали 400 руб. пожертвований «в знак благодарности виновнице толикого щастия и просветительнице российского народа (Екатерины II. — Авт.)». Первым и единственным учителем училища был питомец Казанской духовной семинарии М.И. Голосницкий (около 1764— 1817), который в 1786—1789 гг. прошел учительскую подготовку в Казанском главном народном училище, первым смотрителем — упоминавшийся JI.B. Клюев. Успехи М.И. Голосницкого были отмечены сенаторами, ревизовавшими Казанскую губернию и благодарностью от имени правительства.

До 1808 г. училище сменило несколько наемых домов, пока не переехало в каменный дом купцов Ф.Г. Кологривова и А.С. Арбатова (Дом Соловцова), где первоначально занимало четыре комнаты. Часть помещений сдавалась в аренду, принося доход до 700 руб. в год. В 1817 г. дом вместе с «обширным и плодовитыми деревьями наполненным» огородом, расположенным через улицу, и садом на окраине города для прогулок учеников и выращивания овощей, был куплен казной за 6587,14 руб.

Городское общество отпускало на аренду здания для училища 200 руб., на жалованье учителю — 250, сторожу —75, на отопление — 200, на мелкие расходы — 75 руб. в год. В училище поступали мальчики 6—10 лет, которые обучались чтению, письму, арифметике, закону Божьему, катехизису и другим предметам. В конце XVIII в. обучалось 61 чел., в т.ч. 34 детей мещан, 7 — купцов, 6 — унтер-офицеров и солдат, 5 — дворовых людей, 4 — дворян, 3 — чиновников, 2 — птичьих помытчиков. За свою историю училище подготовило более 1000 выпускников.

В марте 1815 г. попечитель Казанского учебного округа М.А. Салтыков проинформировал думу о решении преобразовать малое народное училище в уездное, предложив решить вопрос о покупке или аренде дома для него. Собрание граждан выбрало второе, назначив училищу пособие в прежнем размере — 795 руб. в год «не превышая более никакого количества». Преобразованием народных училищ руководил профессор Казанского университета П.С. Кондырев, который не раз приезжал в Чебоксары и проделал большую подготовительную работу: проэкзаменовал учеников и распределил их по классам по уровню знаний, пополнил учебную библиотеку, подобрал учителей, склонил горожан к пожертвованиям, добился увеличения содержания от города до 1000 руб. в год (субсидия от казны составляла 1250 руб.) и др. За щедрость городское общество награждено свидетельством Казанского университета с выражением «благоволения» от лица императора, которое было повешено на стену в городской думе в рамке за стеклом. В подготовительный период по подписке собрано пожертвований деньгами 1605 руб., вещами — на 260 руб. Для Чебоксар это была значительная сумма, учитывая, что местное дворянство было малочисленным, а купечество разорено налогами военного времени.

Открытие первого в Казанской губернии уездного училища (в паре с приходским) состоялось 30 августа 1816 г. — в день именин императора Александра I. На торжество собрались местные дворяне, духовенство, чиновники, горожане, крестьяне и жители соседних уездов. Здание училища было украшено цветами, в зале установлена Успенская икона Богоматери, подаренная архиепископом Казанским и Симбирским Амвросием, портреты Екатерины II и Александра I. Программа праздника включала крестный ход, официальные речи, демонстрационные уроки, литературные номера, выступления хора певчих с музыкантами, званые обед, ужин и др. Вечером была устроена иллюминация — прозрачная картина, изображавшая богиню Минерву в окружении детей и дан бал, продолжавшийся до 3 ч. утра.

Первоначально педагогический коллектив состоял из штатного смотрителя и 2 учителей, в 1860-х гг. — штатного смотрителя, 4 учителей и законоучителя. Первым штатным смотрителем был М.И. Голосницкий, в 1820—1822 гг. — Ф.Е. Кондаков, позднее работавший помощником библиотекаря и преподавателем философии и правоведения Казанского университета. Почетный смотритель из дворян осуществлял надзор за училищем и оказывал ему ежегодную финансовую помощь. В 1821—1823 гг. эту общественную должность исполнял цивильский помещик, историк Н.С. Арцыбышев, в 1845—1868 гг. — чебоксарский помещик, гвардейский офицер, выпускник Царскосельского лицея ИД. Леонтьев.

Срок обучения в приходском училище составлял один год, в уездном — два. В 1835 г. открылся дополнительный класс и училище стало называться трехклассным; в 1849 г. введено преподавание иностранных языков (латинского, французского, немецкого). Ученики сдавали месячные, полугодовые и годовые экзамены. Учебный год завершался торжественным актом, на который приглашались представители общественности. На них звучали речи, исполнялись музыкальные и литературные номера, отличники награждались похвальными грамотами, выпускники — подарками от почетного смотрителя. В соответствии с дополнительными правилами к Уставу о гражданской службе (1844) в училище проводились экзамены для местных чиновников, не имевших образования, при производстве их в первый классный чин.

В начале 1860-х гг. бюджет училища складывался из: субсидий от казны 2101,1 руб., платы за обучение — 60 руб., из других источников — 150 руб.; приходского училища: из субсидии от города 365 руб. 71 коп.. взноса почетного смотрителя — 75 руб.480 Социальный состав учеников отражал структуру городского общества. Вот данные 1861 г.: мещане и разночинцы — 58,7%, дворяне — 14,3%, крестьяне — 14,3%, купцы — 12,7% (всего 63 чел.).

Не все ученики заканчивали обучение. В 1818 г. отмечалось, что дети мешан и дворовых людей, едва выучившись читать и писать, бросали учебу с согласия родителей, заявлявших, что для людей их сословия прочие науки лишние. Для многих семей обременительной была плата за учебу (2 руб. серебром), поэтому в течение учебного года из соображений экономии они забирали детей домой на 2—3 месяца. Образование считалось привилегией мальчиков: в 1849 г. никто из горожан не откликнулся на призыв отдать девочек в уездное училище.

Педагогом-новатором и талантливым руководителем проявил себя штатный смотритель П.С. Попов, работавший в училище в 1835—1854 гг. (с перерывом). Он вывел его в число передовых в губернии, награжден денежным подарком от имени Кабинета министров. При нем училище посетило немало высокопоставленных чиновников, включая министра просвещения России П.А. Ширинского-Шихматова, Казанского военного губернатора И.А. Баратынского, попечителя Казанского учебного округа В.П. Молоствова и др. П.С. Попов, а также сменивший его на посту штатного смотрителя П.П. Павлов и законоучитель священник А.И. Кроковский занимались краеведением, являлись корреспондентами Русского географического общества.

С конца XVIII в. ведет свою историю духовное образование. В 1786 г. с разрешения архиепископа Казанского Амвросия диакон Успенской церкви П. Степанов открыл духовную школу для обучения чтению, письму и нотному пению. С родителей взималась плата на оплату труда учителя и наем помещения; ученики участвовали в церковных службах. Из-за инертности духовенства школа вскоре закрылась.

28 сентября 1816 г. по инициативе священников Чебоксар Г.Молчановского, П.Зимнинского, Н.Альпидовского и диакона (затем священника) А. Воронцова в двух каменных домах в ограде Благовещенской церкви открылось духовное училище. Первым ректором был протоиерей Введенского собора Г.Еделевский, учителями — инициаторы-священники. Училище находилось в ведении Казанской духовной академии, получало средства из его правления и епархиальных источников, работало по программе приходских духовных училищ. 24 сентября 1818 г. оно преобразовано в духовное уездное училище в паре с приходским. Поскольку в нем не преподавался ряд предметов из программы уездного училища, первоначально было открыто только низшее отделение. Училище обслуживало Чебоксарский, Свияжский, Тетюшский, Ядринский, Цивильский, Козьмодемьянский уезды.

Духовные приходское и уездное училища имели срок обучения 2 и 6 лет соответственно. Уроки продолжались 1 ч. 15 мин., учебная неделя — 6 дней; учебный год — с 1 сентября до 15 июля и делился на трети (кварталы), в конце которых проводились экзамены (в декабре, марте—апреле, июле). Сроки учебного года могли корректироваться в зависимости от обстоятельств: например, в 1848 г. в связи с появлением в городе холеры ученики были досрочно распущены по домам с 9 июня. Кроме летних, существовали короткие каникулы, приуроченные к праздникам Рождества, Масленицы и Пасхи. Духовные власти направляли в училище взрослых церковнослужителей для обучения чтению, письму и пению.

В 1820 г. здания училища отремонтированы и расширены, но и после этого оставались тесными, в них было душно и сыро, особенно зимой, отчего многие ученики болели. В 1845—1850 гг. на погосте Благовещенской церкви по проекту архитектора А.К. Ломана построен 2-этажный каменный корпус, введенный в строй 1 сентября 1851 г. После этого старые здания училища возвращены Благовещенской церкви.

Училище находилось в ведении правления Казанской семинарии, финансировалось духовно-учебным управлением при Синоде. Вот смета расходов 1842 г. с разделением по уездному и приходскому училищам: на жалованье педагогам 765 руб. и 157,3 руб., на содержание здания — 114,2 руб. и 42,8 руб., на жалованье учителям чувашского и марийского языков — 71,5 руб. и др.

Учащиеся жили на частных квартирах группами около 10 чел. В каждой группе назначался старший ученик, который отвечал за соблюдением учениками режима дня и выполнением домашних заданий. Судя по воспоминаниям, старшие ученики куражились над товарищами, используя свою власть не на пользу, а во вред им, поэтому в 1868 г. съезд казанского духовенства упразднил этот институт.

Ученики, учившиеся за свой счет, назывались своекоштными. Сироты и дети из бедных семей, принятые за успехи в учебе и хорошее поведение на казенное содержание, — бурсаками, получавшие стипендию в половинном размере — полубурсаками. В 1848 г. в училище имелось 33 бурсака и 35 полубурсаков. Формой поддержки учеников, отличавшихся хорошей учебой и поведением, но не получавших стипендии, служило предоставление им вакантных причетнических мест для получения дохода.

По воспоминаниям, ученики одевались в самотканые халаты, носили «обрывки веревок вместо кушаков, лапти вместо сапогов, изорванные фуражки без козырьков». Квартирные хозяева пытались экономить на детях: «Не подчиняясь никаким правилам, часто на 10 и более мальчиков выдают для их занятий по одной свече на вечер, вовсе не заботятся о чистоте воздуха и комнат, заставляют спать повалкой на грязных полах, а в весеннее или осеннее время принуждают мальчиков скидать сапоги на крыльцах и входить в комнату босыми». В ноябре 1868 г. после того, как многие ученики заболели горячкой, казанский архиерей обратил внимание руководства училища на улучшение квартирного быта учеников. В 1869 г. были выделены средства на оборудование в училище изолятора на 10 коек и покупку лекарств. В связи с ограниченностью бурсачного фонда смотритель училища регулярно организовывал подписку среди светских и духовных лиц.

История училища знает немало примеров благотворительности. В 1823 г. смотритель Нафанаил принял на свое содержание двух учеников. В 1830 г. архимандрит Троицкого монастыря Самуил содержал трех учеников. В 1853 г. он завещал училищу два банковских билета на 1847 Этнограф, писательницаи 100 руб., на проценты от которых обучались А.А. Фукс. 2 ученика.

В середине XIX в. в уездном и приходском училищах в среднем обучалось, соответственно, 160 и 116 учеников; ежегодно поступало 43, оканчивало — 39. Выпускники поступали в Казанскую семинарию, исключенные по великовозрастности и неуспеваемости — в епархиальное ведомство для определения на причетнические места. В 1853— 1855 гг. для последних действовал причетнический класс.

В училище царили зубрежка и грубая сила. По воспоминаниям, ученики подвергались телесным наказаниям. Младшие ученики молча сносили издевательства со стороны старших, чтобы не прослыть ябедниками.