ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Промышленность и сельские занятия

Промышленность и сельские занятия

Индустрия Чебоксар была представлена несколькими небольшими цензовыми предприятиями: лесопильным, деревообделочным, спиртоводочным, кожевенным заводами, металлообрабатывающей мастерской, типографией и электростанцией. Оборудование их было, как правило, изношенное, доставшееся в наследство от дореволюционного времени, которое зачастую обслуживали люди без технического образования. Частыми были простои из-за его поломок и отсутствия сырья. Многие рабочие сохраняли тесную связь с деревней (почти 43% имели собственные дома и хозяйства в окрестных деревнях).

Промышленность была ориентирована на удовлетворение нужд горожан и крестьян. Так, металлообрабатывающая мастерская выпускала железные кровати, плуги, мотыги, сошники, занималась ремонтом сельхозмашин и орудий. В мастерской в слесарном, токарном и столярном цехах работало около 20 чел. Деревообделочный завод выпускал столы, табуретки, шкафы, скамейки и кровати. Мощности предприятия позволяли выпускать до 2 тыс. табуреток, 500 столов, колес и коек, 200 скамеек и шкафов в год. Позже деревообделочный завод и металлообрабатывающая мастерская были объединены в комбинат «Древметалл». Государственные предприятия управлялись Чувашским областным совнархозом (СНХ).

Частный сектор представляли мастерские кустарного типа — столярные, шорные, гончарные и др. Большинство кустарей и ремесленников города состояли в «Союзе производственных кооперативов Чувашской АО» («Чувашпроизводсоюз»), созданном в 1922 г. На первых порах уровень их кооперирования был низким. На городской рынок работали кустари окрестных деревень и сел: кирпичным промыслом занимались в деревнях Будайка и Соляная, колесным — Пятино и Усадки Вторые, столярно-ткацким и производством жестяных изделий — Альгешево, рогожно-кулеткацким — Лапсары и Большие Карачуры.

С июня 1921 г. местные хозяйственные органы получили право сдавать в аренду кооперативным организациям и частным лицам мелкие предприятия, в первую очередь нерентабельные. Так, Чебоксарский лесозавод «25-е Октября» был сдан «Кредитартельсоюзу», кожевенный завод — бывшему его владельцу В.М. Таврину. В июле—декабре 1922 г. в городе функционировало 31 частное и 4 государственных промышленных предприятия.

В условиях голода многие фабрики и заводы приостановили деятельность, рабочие и служащие разошлись в поисках пропитания. В ноябре—декабре 1921 г. были сняты с государственного снабжения металлообрабатывающая мастерская и деревообделочный завод. В 1921—1922 гг. объем промышленной продукции ЧАО составил 5—6% от дореволюционного производства. По ходатайству областного руководства СНК РСФСР выделил Чувашии значительные средства, часть которых пошла на организацию общественных работ по восстановлению промышленности и ремонт предприятий. За счет них и частных капиталовложений переоборудованы металломастерская, отремонтировано несколько мельниц, построены мелкие предприятия: заводы фруктово-ягодных напитков, набивочный, овощесушильный и кондитерская фабрика, мельница и крупорушка при городской электростанции.

В 1923 г. в городе функционировали 3 государственных, 20 частных и 2 кооперативных промышленных предприятия. На 1 января 1924 г. в число цензовых предприятий входили деревообделочный завод (56 чел.), типография (56 чел.), металлообрабатывающая мастерская (38 чел.), электростанция (14 чел.), мукомольные мельницы. В 1921 — 1924 гг. выпуск промышленной продукции по сравнению с 1920 г. увеличился более чем в 3 раза, но довоенный уровень не был достигнут. В 1923—1924 гг. из-за отсутствия средств почти не работали два крупнейших предприятия города — металломастерская и деревообделочный завод. Поэтому в 1925 г. они были сданы в аренду сроком на год: первое — коллективу «Металлист», второе — коллективу безработных «Деревообделочник», в которых соответственно трудились 26 и 46 чел.

Трудности в выполнении производственных заданий обуславливались высокой себестоимостью продукции и рыночной цены на нее, что снижало покупательский спрос и тормозило производство. В середине 1920-х гг. принимались меры по сокращению накладных расходов и рационализации производства. В рабочих коллективах стало практиковаться чествование передовиков. Так, в июле 1925 г. рабочие и служащие типографии торжественно отметили пятилетие своего производства. В честь этого события инструктору книжно-журнального участка В.П. Кулькову и наборщику С. М. Михайлову присвоено звание Герой труда.

В 1926—1928 гг. превзойден довоенный уровень промышленного производства, открылись скипидарно-очистительный и кирпичный заводы, введена в строй более мощная электростанция. В 1928 г. на различных предприятиях города трудился 791 рабочий.

Заметным достижением стало создание нового сектора промышленности — электроэнергетического. Электрическое освещение в городе было роскошью. В быту горожане пользовались лучиной, мочальной веревкой или керосиновой лампой. На главных улицах имелись керосиновые фонари, но их было очень мало и город тонул в темноте. В феврале 1921 г. стала давать электричество первая электростанция, расположившаяся в бывшем здании магистрата. Проводку протянули до театра, горбольницы, аптеки, штаба 560-го дивизиона, пожарной команды, общественной бани. Электричество подавалось в некоторые учреждения и частные квартиры (всего 200 лампочек). На станции установлены два нефтяных двигателя по 3 л.с. с генератором постоянного тока. Однако электростанция приносила убытки коммунальному отделу: одна лампочка обходилась в месяц в 500 тыс. руб. В октябре 1921 г. предприятие ликвидировано, параллельно строилась новая электростанция. 7 сентября 1921 г. новая коммунальная электростанция дала первый ток. Общая мощность двигателей составила 33 л.с., а мощность генераторов — 9,7 кВт. Она разместилась в здании бывшего мочального склада (рядом с будущим кинотеатром «Родина»), С ее пуском были проложены 6 линий электропередач, что позволило электрифицировать все административные здания и некоторые культурно-бытовые учреждения (всего 315 лампочек). 18 ноября 1921 г. коммунальная электростанция передана в ведение СНХ ЧАО.

В связи с принятием плана ГОЭЛРО рассматривались перспективы сооружения крупной электростанции у Чебоксар на базе использования торфа. Но помешали начавшийся голод и отсутствие средств. Городские власти стремились улучшить положение с выработкой электроэнергии. В 1923 г. установлен дизельный двигатель мощностью в 50 л.с. С этого времени ток регулярно подавался госучреждениям, типографии, частным абонентам. Улицы стали освещаться электрическими фонарями, число которых постоянно росло: в 1925 г. их было 14, в 1927 г. — 1961.

Электростанция не могла удовлетворить возрастающие бытовые и производственные потребности города. Электрическая сеть охватывала только часть Чебоксар, она не соответствовала нагрузке с технической точки зрения, что не позволяло расширить уличное освещение, здание станции требовало ремонта. В 1927 г. начато строительство новой электростанции и насосно-фильтровальной (водопроводной) станции «Водосвет», которые начали эксплуатироваться с 1 мая 1928 г. В городе установили 632 столба и протянули свыше 18 км проводов.

Полиграфическая промышленность из года в год увеличивала выпуск газет и книг, в т.ч. на чувашском языке. Первое время типографией руководил С.В. Аверьянов, прибывший из Казани. 19 февраля 1921 г. президиум облисполкома принял постановление об организации школы для подготовки полиграфистов. Однако из-за голода открытие школы ФЗУ с трехгодичным сроком обучения состоялось лишь в 1923 г.

Как и ранее, горожане занимались сельскими занятиями, работали в сельхозкооперативах. Обычным явлением был скот, разгуливающий по улицам и пасущийся на лугах: в 1921 г. в городе было учтено 700 голов КРС. 200 коз, 100 овец и 50 свиней. На речках работали мельницы; в огородах выращивались овощи, плодоносили сады.

Площадь городской земли постоянно менялась, но в среднем составляла 1,2 тыс. дес. С переходом к нэпу стало возможным сдавать в аренду земельные угодья, чем воспользовался горсовет. В 1926 г. 50 дес. земли сдавались в аренду под огороды, 98 дес. — под луга. Назначение земель, сдаваемых в аренду, могло меняться: например, в 1925 г. пахотных земель было больше, чем в 1926 г. (137 дес.), а луговых — меньше (152 дес.). Крупнейшим арендатором городской земли была Огородно-молочная артель. В 1923 г. ей на срок до 1931 г. переданы луга площадью 196,4 дес. и огородно-пахотные земли (86,4 дес.) — на 6 лет. В дальнейшем артель получила в аренду новые угодья за 5—10 руб. за дес.

Среди арендаторов числились опытно-показательная школа-коммуна, исправдом и частная школа. Школа-коммуна культивировала участок земли рядом с бывшим женским монастырем площадью 1,4 дес., который получила в 1926 г. в аренду на 10 лет. Школьники возделывали огороды, проходили практику по биологии и зоологии, занимались селек¬цией. Исправдом арендовал земли вдоль р. Чебоксарки площадью 20 дес. Частные лица, чаще — крестьяне, также брали в аренду участки земли. Так, в 1923 г. крестьяне д. Свечкино Иванов и Ефимов взяли в аренду 1 дес. земли сроком на 6 лет, другие крестьяне — 3,4 дес. Крупные участки арендовали Гладков и Андреев (130 дес.), Егоров и Мартьянов (32 дес.), Тильдяков, Степанов и Леонтьев (5,4 дес.). Участок на Лакреевском поле арендовал Зайцев (7,5 дес.). Частные лица могли арендовать землю на срок 6 лет, организации — до 12 лет (например, в 1926 г. Наркомзем арендовал 24,9 дес. на срок до 1938 г.). Разной для них была и ставка арендной платы.

Поддержка со стороны государства способствовала росту числа кооперативов. В октябре 1921 г. насчитывалось 42 кооператива, из них 22 сельскохозяйственных; к апрелю 1922 г. соответственно 47 и 2473. На их фоне выделялись 7 крупных объединений: Чебоксарское городское общество потребителей (2835 чел.), Леструдартель (1200 чел.), Чебоксарское кредитное товарищество (687 чел.), Лугово-огородная артель (305 чел.), Жилкооп (85 чел.), инвалидная артель «Спичка» (56 чел.), артель «Пекарь» (22 чел.). Кооперированность городского населения составляла 54%. С 1919 г. функционировала коммуна «Утренняя звезда», располагавшая землей в пойме р. Сугутки площадью 25 дес., водяной мельницей и рогатым скотом. Рядом находилась община от женского монастыря, пользовавшаяся участком земли в 2 дес.

Во временное пользование сдавались также мельницы и сады. Пять водяных мельниц на речках Чебоксарке и одна на Трусихе были переданы в частные руки, правда, в очень плохом состоянии. В 1922 г. Соловцовекую мельницу взял в аренду на 16 лет К.С. Шитов, в 1923 г. Анастасинскую — А.М. Костемиров (на 12 лет), на следующий год И.Я. Будаев арендовал Игумновскую мельницу (на 6 лет), Давыдовскую — П.К. Калентьев (на 10 лет). В 1926 г. Войлошниковская и Колокольниковская мельницы перешли во временное пользование Г.З. Якимову (на 10 лет). Арендная плата с учетом обязательного ремонта мельниц взималась в натуральной форме: от 19 пудов (Анастасинская) до 120 пудов (Колокольниковская) ржаной муки в год.

Из 18 общественных садов наиболее крупными были Астраханцевский (500 деревьев) и Напольновский № 2 (сдавался в аренду за съем плодов), Напольновский № 1 и Владимирский, переданные в бесплатное пользование школе-коммуне и садово-огородной школе (150 и 300 деревьев соответственно). Сады давали неплохой урожай и пополняли скудный городской бюджет. Поэтому, когда встал вопрос о вырубке Владимировского сада, горсовет решил его сохранить.