ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Чебоксары в годы Новой Экономической Политики

Чебоксары в годы новой экономической политики

Переход к мирному строительству. Чебоксары — столица автономной республики

Гражданская война оставила после себя разруху, голод, нищету, нестабильную экономику, деформировала быт и мышление людей. Беспризорничество, преступность, безработица — вот суровые реалии городской жизни начала 1920-х гг.

Рабочие, крестьяне и служащие в условиях мира стали открыто выражать недовольство политикой «военного коммунизма». 19 января 1921 г. вспыхнуло восстание крестьян в Акулевской волости Чебоксарского уезда, которое перекинулось на соседние территории. Восставшие надеялись и на помощь красноармейцев Чебоксарского гарнизона, тем более что в самом городе проявлялись признаки солидарности с мятежниками: в январе прошла демонстрация антисоветской направленности. Однако заговор в гарнизоне был раскрыт, а вскоре арестована чебоксарская группа анархистов. К концу января 1921 г. восстание было подавлено во всех волостях области.

Общественно-политический кризис, необходимость подъема экономики, установления политической стабильности в стране вынудили В.И. Ленина в марте 1921 г. осуществить переход к новой экономической политике. Нэп предусматривал замену продразверстки налогом, разрешал аренду мелких предприятий, участков земли и использование наемного труда.

Переход к нэпу в Чувашии был заторможен голодом 1921 — 1922 гг. К февралю 1922 г. голодало почти 600 тыс. из 850 тыс. чел. населения. Тяжелое положение с продовольствием ощущалось и в Чебоксарах, куда в поисках пропитания устремились крестьяне из окрестных деревень и сел. Известная чувашская актриса О.И. Ырзем вспоминала, что актеры получали зарплату с большими перерывами, довольствуясь скудным пайком «22 фунта необдирного овса на месяц». В заброшенной мельнице на р. Кайбулке у театра бюро отделения профсоюза работников искусства организовало общежитие и столовую, где варили жидкую овсяную кашу.

На помощь голодающим пришла вся страна. Шефство над ЧАО взяла Московская губерния, жители которой ежемесячно отчисляли в пользу голодающих 4% своей зарплаты и часть продовольственного пайка. Городские церкви сдали государству серебряную церковную утварь общим весом 23 пуда 18 ф. и 43 золотника (около 376 кг), золотую — 1 золотник и 93 доли (чуть больше 8 г). Так, мужской монастырь, Введенский собор, Покровская церковь сдали свыше 2 пудов серебра каждая, Благовещенская — более 5 пудов серебра. Предметы, имеющие художественную и историческую ценность, переданы в музей.

Помощь оказали международные организации, в частности «Американская администрация помощи» (АРА), Красный Крест, зарубежные тредюнионы. В сентябре 1922 г. в Чебоксары прибыли представители Межрабпома, среди них чехи А. Яноушек и Ф. Перча. Они открыли в городе детский дом им. К. Маркса и В.И. Ленина, куда были приняты более 300 детей-сирот. Все три этажа детдома активно использовались: подвальный этаж занимали амбулатория и аптека, верхний — детский театр и кинозал. При детдоме по инициативе А. Яноушека создано подсобное хозяйство, восстановлен заброшенный фруктовый сад монастыря, в пруд запустили мальков карпа. Отходами кухни откармливали свиней. Детский дом в отдельных случаях выдавал особо нуждающимся продукты, присылаемые из Франции, Словакии, Венгрии и других стран.

Помощь голодающим оказывали организации и учреждения Чебоксар. Милиционеры, судьи, красноармейцы отдавали часть продуктов из своего пайка, актеры Чувашского театра участвовали в Неделях помощи голодающим, делая отчисления из зарплаты от спектаклей в размере 3%.

Для помощи горожанам Чебоксарский Совет решил раздавать пустующие городские земли. Было организовано около трех десятков огородных артелей, а также городское общество потребителей, где цены на продукты и товары были ниже рыночных. Деньги обесценивались с астрономической скоростью. Если в октябре 1921 г. средняя цена пуда ржи составляла 175 тыс. руб., то к марту 1922 г. — 3 млн 625 тыс. руб. Цены на картофель за тот же период выросли в 22 раза (с 35 тыс. до 780 тыс. руб. за пуд), на говядину и свинину — в 18 раз (с 180 тыс. до 3,2 млн руб. и с 400 тыс. до 7,2 млн руб. соответственно). С апреля 1922 г. по апрель 1923 г. зерновые продукты и картофель в среднем подорожали на 250%, продукты животноводства на 1000%, товары фабрично-заводского и ремесленного производства — почти на 2000%.

Общими усилиями удалось не допустить массовой гибели людей от голода. Но страшное бедствие оказало негативное влияние на демографическую ситуацию: смертность превышала рождаемость, резко ухудшились показатели здоровья детей и взрослых. Если на 1 января 1921 г. в Чебоксарах проживало 6019 чел., то через год — 5119 чел. И это на фоне возникновения десятков областных учреждений, приезда приглашенных специалистов. Рост населения наметился лишь в следующем году: на 1 января в 1923 г. было зафиксировано 7169 горожан.

Сложное экономическое положение и голод ухудшили криминогенную обстановку. Массовыми стали хищения. Крали все, что плохо лежит: от часов и хлебных карточек до домашних животных и бревен. В столице орудовали небольшие преступные группы; участились случаи должностных преступлений, самосудов, самоубийств. Для борьбы с преступностью было решено создать городскую милицию. В Чебоксарах работал один народный следователь и скромный судейский аппарат. Довольно скоро органам юстиции удалось взять под контроль ситуацию с правонарушениями в городе.

В конце июня 1921 г. прошли выборы в местный Совет, депутатами стали 65 чел.: из них 60 муж., 5 жен., 35 беспартийных. Почти 2/3 депутатов были русскими, остальные — чувашами. 1 июля 1921 г. председателем Чебоксарского Совета избран опытный советский работник Г.Н. Рафаилов.

Чебоксарский Совет назывался городским, но по правовому положению он приравнивался к сельскому органу местной власти, не имел своего бюджета и подчинялся Чебоксарскому уездному Совету. После перевода в июне 1921 г. центра Чебоксарского уезда в Мариинский Посад функции управления городским хозяйством перешли в ведение областного испол¬кома. Такое неопределенное положение Чебоксарского Совета создавало немало трудностей в его управленческой деятельности, в развитии и укреплении материальной базы коммунального хозяйства города. Недостаточная самостоятельность Чебоксарского Совета и тяжелое экономическое положение поставили вопрос о необходимости создания городского Совета с самостоятельным бюджетом. 1 декабря 1924 г. было решено организовать в Чебоксарах самостоятельный городской Совет с пятью секциями, выполнявшими функции постоянных комиссий. Его председателем избран известный советский и военный работник И.Е. Ефимов. Однако 29 января 1925 г. областной исполнительный комитет, сославшись на Конституцию РСФСР, предложил ликвидировать президиум Совета и прекратить работы по формированию бюджета. 19 февраля это указание было выполнено. С этого времени работа представительного органа в основном проводилась через секции, которые опирались на энтузиазм депутатов.

Весной и летом 1925 г. произошли важные политические события. 21 апреля область преобразована в Чувашскую АССР со столицей в Чебоксарах. В связи с этим в городе появились новые правительственные и республиканские учреждения. А 6 июня ВЦИК объявил Чебоксары городским поселением, что повысило его статус. 27 ноября 1925 г. президиум ЦИК Чувашской АССР принял решение о придании Чебоксарскому Совету прав и статуса городского. В ходе декабрьских 1925 г. выборов, в которых приняло участие до 49% избирателей, был избран новый состав горсовета из 85 депутатов (69 муж., 16 жен.), из которых 43 были русскими, 40 чувашами. Среди народных избранников лиц до 30 лет насчитывалось 38 чел., от 31 до 40 лет — 33 чел. 24 декабря 1925 г. на организационном пленуме Чебоксарского горсовета сформировался президиум в составе 9 чел., председателем которого стал бывший сормовский рабочий И.Ф. Козин.

По данным Всесоюзной переписи 1926 г., в городе проживало 8831 чел., в т.ч. 4393 муж., 4438 жен. По сравнению с 1923 г. демографическая ситуация несколько улучшилась: прирост населения составил 1662 чел., рождаемость превысила смертность (в 1926 г. на 348 родившихся приходилось 170 смертей), возросло число браков. По национальному составу население оставалось преимущественно русским — в 1926 г. чувашей было 2858 чел. Их количество увеличивалось за счет прибывающих в город сельских жителей. К началу 1928 г. в столице республики проживало 8957 чел., из них 4493 муж., 4464 жен.

В 1922 г. исполнительный комитет Чувашской АО принял постановление «О реализации чувашского языка в пределах области». Согласно этому документу проводился комплекс мер по внедрению чувашского языка в работу учреждений и организаций, коренизации государственного аппарата. В результате в национальном составе центральных учреждений произошли существенные изменения. Если в 1923/24 хозяйственном году в учреждениях города насчитывалось 10% чувашей, то в 1925 г. — 49%, в 1926 г. — 50%. В последующие годы наметилась обратная тенденция: доля чувашей в 1927 г. составила 44%, а в 1928 г. — 41%. Внедрение чувашского языка в делопроизводство проходило с трудностями. Требовались время для его изучения, средства и солидная материальная база для выработки чувашской терминологии, перевода сотен официальных документов. Хотя в аппаратах ЦИК и СНК Чувашской АССР чуваши составляли три четверти, но доля исходящих из них деловых бумаг на чувашском языке едва доходила до 20—25%. В ряде случаев политика реализации чувашского языка наталкивалась на сопротивление отдельных служащих. Но в целом в городе не возникло серьезных конфликтов на национальной почве.

В работе городского Совета медленно преодолевались трудности управления городским хозяйством. Часть управленцев не отошла от методов «военного коммунизма». Так, весной 1921 г. Совет издал распоряжение об уборке снега, в котором говорилось: «...не позднее 20 марта убрать с крыш домов и прочих снег, очистить тротуары и вырыть канавы для весенней воды около домов...» в случае не «исполнения приказа виновные будут беспощадно передаваться суду Ревтрибунала». Остро стояли вопросы снабжения населения питьевой водой, хлебом, электроэнергией, строительным и топливным материалами, жильем, что объяснялось скудным бюджетом и малым штатом управленческого аппарата.

Начавшаяся в конце 1924 г. политика «оживления Советов» затронула и горсовет. Большую роль в его демократизации должны были сыграть секции, образованные в декабре 1924 г. К 1928 г. их число увеличилось до восьми: коммунального хозяйства, народного образования, здравоохранения, административно-правовая, торгово-кооперативная, военная, финансово-бюджетная и секция рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). Они возглавлялись членами Совета, действовали на общественных началах. К их ведению относилось выполнение наказов избирателей, соблюдение на местах режима экономии, законности и т.д. Так, в апреле 1928 г. административно-правовая секция проверила правильность лишения отдельных граждан избирательных прав, обратила внимание на низкую раскрываемость преступлений. Финансово-бюджетная секция предложила меры по повышению рентабельности некоторых предприятий, активно участвовала в составлении бюджета города на 1927/28 г. Секция РКИ, возглавляемая И.С. Герасимовым, выявила факты бесхозяйственности в чебоксарском кредитном товариществе, отсутствие учета и отчетности в хлебопекарне, формальное осуществление режима экономии в ряде учреждений.

Единственной политической организацией была городская организация РКП(б), численность которой постоянно росла: если в 1920 г. было зарегистрировано около 170 членов и кандидатов в члены РКП(б), то за годы восстановления народного хозяйства их количество утроилось. Социальный состав коммунистов был разнородным, к середине 1927 г. из 523 чел. рабочими являлись лишь 104 чел. Многие партийцы имели низкий уровень политического развития, для поднятия которого организовывались различные кружки. Так, успешно функционировал партийный клуб «Компросвещение», в котором в 1925 г. состояли 211 чел. В клубе работало два марксистских кружка, лекции и занятия вели два сотрудника.

Не были многочисленными и молодежные организации. Летом 1927 г. в городе насчитывалось 970 комсомольцев и 470 пионеров. Они активно участвовали в общественной жизни, решении хозяйственных вопросов, в борьбе с неграмотностью, бюрократизмом. Для повышения политической грамотности молодежи функционировал комсомольский клуб им. К. Либкнехта, который первоначально делил помещение с рабочим клубом, а затем разместился в одном из церковных зданий бывшего мужского монастыря. В 1925 г. в партийном, комсомольском, политическом, драматическом кружках клуба занималось 200 членов. Расширялась пионерская организация, зародившаяся в сентябре 1923 г. Первое время клуб пионеров располагался в зимней церкви бывшего Троицкого мужского монастыря, а в 1927 г. переселился в муниципализированный дом А.Х. Ходяшева.

Вовлечение женщин в общественную жизнь осуществлялось через систему специализированных организаций: женские делегатские собрания, конференции беспартийных женщин и т.д. В период голода женщины распределяли детские пайки, участвовали в организации общественного питания. В 1924 г. в городе проведено 69 собраний женделегаток с участием около 1700 чел., на которых рассматривались актуальные вопросы городской жизни: работа торговых точек, коммунальной службы, школ Ликбеза, забота о семьях военнослужащих и др. Женщины целенаправленно продвигались в депутаты горсовета. Если в 1925 г. они составляли 16% от общего числа его депутатов, то в 1927 г. — 28%. В этом же году при горсовете создана комиссия по улучшению труда и быта женщин. При ее участии положительно решился вопрос об открытии в городе школы кройки и шитья. Активистами женского движения являлись А.И. Нухрат, Е.Я. Орлова, З.С. Слаболюбова, З.П. Сусмет, О.В. Урукова (Вирьялова) и др.

Развивалось профсоюзное движение. К октябрю 1928 г. в столице в профсоюзах состояли 3,8 тыс. чел., имелось 24 месткома и другие профсоюзные ячейки. Профсоюзы проводили мероприятия по охране труда рабочих и служащих, защищали их интересы на частных предприятиях, занимались организацией культурного отдыха трудящихся. При участии профсоюзов организовывались артели и мастерские для безработных, открывались профессиональные школы и курсы.

Решению повседневных нужд и интересов горожан содействовали местные отделения обществ «Долой неграмотность», друзей радио, Международного общества помощи борцам революции (МОПР), численность которых порой достигала нескольких тысяч человек. Так, в местную организацию Общества содействия обороне и авиационно-химическому строительству (Осоавиахим), образованную в 1927 г., сразу вступило 1351 чел., а к декабрю следующего года числилось уже 2151 чел.