ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню





  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Торгово-финансовые отношения. Уровень благосостояния населения

Торгово-финансовые отношения. Уровень благосостояния населения

С переходом к нэпу бурное развитие получила торговля. В июле—декабре 1922 г. работали 9 кооперативных и 187 частных торговых предприятий, расположенных в помещениях, и 81 частное предприятие, продававшее товары с мест и в ларьках. В сентябре 1922 г. открылись два универсальных магазина и несколько складов Чувашторга — областного объединения Наркомата торговли РСФСР. Существовали и ведомственные магазины. Высоким спросом пользовались товары магазина кустарных изделий. В ноябре 1922 г. образовано отделение ведомства «Хлебопродукты», которое занималось продажей соли, а позднее совместно с кооперативными организациями стало играть важную роль в снабжении населения хлебом, продавая его по ценам ниже, чем у частников. Однако последние брали качеством. Как писала в 1924 г. газета «Канаш»: «Лучшая булочная и кондитерская в г. Чебоксарах — Е.Е. Решетникова... Применяется новейший способ выпечки хлеба, он сохраняет трехдневную свежесть и обладает отменными вкусовыми качествами».

Рыночные отношения развивались стихийно, так как еще не имелось регулирующего аппарата торговли. Лишь в 1923 г. в стране создана Комиссия по внутренней торговле при Совете труда и обороны, преобразованная а апреле 1924 г. в Наркомат внутренней торговли, на который сначала возложили наблюдение, а затем и регулирование рынка. С этого времени происходило постепенное обобществление торговли и рост кооперативной торговли. Если в 1926/1927 хозяйственном году в общем объеме торговли государственный сектор занимал 4,3%, кооперативный — 46,4%, частный — 49,3%, то через год соответственно 10,5%, 56,8% и 32,7%. На площадях, базарах, улицах, бульварах и береговой полосе предприимчивые дельцы бойко торговали пирожками, рыбой, фруктами, промышленными товарами. Хорошую выручку они делали в дни чебоксарской ярмарки, место проведения которой постоянно менялось: на косогоре за нынешним Домом Советов, Красной площади, Грязевской стрелке (близ д. Будайка). В 1926 г. оборот ярмарки составил 200 тыс. руб. На ней в основном продавались продукты питания, мануфактура и галантерея. Приезжие торговцы привозили посуду, кондитерские изделия, игрушки. Ярмарка привлекала горожан не только товарами, но и увеселениями — каруселью, качелями, песнями и хороводами.

Дважды в неделю на Красной площади собирался крестьянский базар. Торговля шла с ларьков, прилавков и прямо с возов. Местные рыбаки предлагали воблу, лещей, стерлядь, для гурманов — икру. Садоводы продавали фрукты и ягоды, крестьяне из окрестных деревень — сельхозпродукты, грибы. Размещение базара в центре города приносило много хлопот: после него оставались кучи мусора и навоза. Поэтому городские власти неоднократно и безуспешно пытались перенести его.

Усилились позиции Чебоксарского горпо, образованного в 1922 г., по инициативе которого осенью 1924 г. открылась хлебопекарня. На 1 октября 1926 г. членами горпо были около 900 человек. Кооператив успешно конкурировал с частником в торговле мясом, предлагая его по более низким ценам: в 1927 г. его доля в мясной торговле составила 38,2%.

Среди торговых заведений города особой популярностью пользовались питейные заведения, нередко носившие оригинальные названия — «Венеция», «Дай взойду», «Красный инвалид». В середине 1920-х гг. функционировали 12 пивных и 2 винных заведения, а также оптовый склад Казанского пивзавода «Красный восток». После настойчивых просьб населения волевым решением горсовета рост числа заведений по продаже спиртных напитков был остановлен. Процветало нелегальное изготовление и продажа самогона. В целом, пьянство не создавало серьезных проблем для правоохранительных органов, но случалось, что подвыпившие горожане били стекла и совершали другие мелкие правонарушения.

Развитию торговли способствовала пристань, грузооборот которой ежегодно рос. В 1928 г., например, по речному пути в Чебоксары ввезли 6,3 тыс. т соли, 1,5 тыс. т дров, 974 т рыбы, 879 т лесных строительных материалов, 245 т мануфактуры, 120 т железа, стали и чугуна. В большом количестве ввозились продукты сельского хозяйства, в первую очередь рожь, овощи, картофель, пшеничная и ржаная мука, КРС. Вывозились лесные строительные материалы, кирпич, сахар, рыба, куриные яйца и др.

Для того, чтобы воспользоваться железнодорожным сообщением, горожане ездили либо в Казань на пароходе, либо в Канаш на обозе, что было крайне неудобно. На республиканском уровне неоднократно обсуждался вопрос о строительстве железнодорожной ветки Канаш — Чебоксары. Летом 1927 г. были произведены подробные экономические и технические изыскания. Но Москва отклонила проект строительства ветки, мотивируя это тем, что в «экономическом отношении Чувашский район является одним из беднейших по территории России и густо заселенным населением, мало продвинутым в культуре».

Социальная обстановка в городе оставалась непростой. Высокий уровень безработицы сохранялся все годы нэпа: в 1921 г. было зарегистрировано 3574 безработных, 1922 г. — 4084, 1923 г. — 3470, 1924 г. — 1344, 1924/25 хозяйственном году — 686, 1925/26 гг. — 2075, 1926/27 гг. — 3251, 1927/28 гг. — 8259 человек. По линии наркомата труда велась вербовка на работы за пределами автономии. Большинство из них нанимались грузчиками и сплавщиками леса, на работы по первичной обработке древесины. Вербовку производили Архангельский трест «Северолес», Онежское АО «Русснорвеголес» и другие предприятия. В целях борьбы с безработицей в городе созданы трудовые коллективы безработных — столярный, прачечный, паркетно-переплетный. В столовой «Восьмое марта» было организовано их питание. Проводились также общественные работы.

Жизненный уровень населения оставался невысоким. Из-за инфляции к концу 1921 г. одному довоенному рублю соответствовали 288 тыс. руб. ассигнациями. Весной 1922 г. пуд ржи стоил 10,5 млн руб., картофеля — 3 млн, фунт (400 г) вареной колбасы — 700 тыс., говядины — 450 тыс., соли — 25 тыс. руб., десяток яиц — 2,5 млн руб. Кожаные сапоги стоили 12 млн, мужской костюм — 25 млн руб. Только лапти можно было купить за 200 тыс. руб. За заоблачными ценами не могла угнаться зарплата, поэтому обыденным явлением стала ее выдача в продуктовом эквиваленте.

В 1922—1924 гг. проведена денежная реформа, твердой валютой стал червонец. Укрепление финансовой системы позволило отказаться от выдачи зарплаты продуктами. В 1925—1928 гг. зарплата служащих выросла: в ЦИК в три раза (с 33 до 99 руб.), в школах — в среднем в пять раз (с 19 до 99 руб.), в больницах — почти в семь раз (с 17 до 118 руб.), в пожарной команде — в 14 раз (с 11 до 150 руб.).

В 1925 г. годовой учительской зарплаты хватало на 14 пудов ржи, или 2,6 пуда говядины, или 620 шт. яиц, или 1 пару яловых сапог. По-прежнему дорого стоили бытовые товары: мыло (20 коп. за фунт), нитки (16 коп. за катушку), спички (15 коп. за пачку), керосин (5 коп. за фунт). Служащие могли купить на зарплату только самые необходимые вещи и продукты. В еще более сложном положении находились группы населения с низкими доходами. Так, в 1928 г. пособие по безработице в зависимости от категории составляло от 7 до 12 руб., по потере кормильца — 5—80 руб., за инвалидность по труду — 19—120 руб.

Довольно неприхотливым оставался быт горожан: основная масса жила очень скромно. Лишь у ответственных работников имелись предметы обихода, претендующие на роскошь, — английская кровать с пружинным матрацем у ответственного секретаря обкома ВКП(б), венские стулья у начальника территориального управления, мраморный умывальник у юрисконсульта наркомзема. Свободных денег на руках у населения было мало. Свидетельством тому тот факт, что в городской сберкассе, открытой в 1923 г., за первые три года работы число вкладчиков составило 17 чел., к началу 1928 г. — 100 чел.