ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии



  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Золотницкий Николай Иванович

Золотницкий Николай Иванович.

Своими пионерскими трудами Н.И. Золотницкий вписал яркую страницу в историю культуры чувашского народа. В истории тюркологической науки он занимает почетное место среди тех деятелей, чьи труды не только подводят итог научным достижениям, но и начинают новую эпоху в разработке определенных проблем, в частности чувашского языкознания, фольклористики и этнологии.

Н.И. Золотницкий опубликовал относительно немного работ — книг и статей, — но каждая из них характеризуется глубиной и широтой поставленных задач, заложенных идей. Его работы примечательны не описанием единичных примеров, фактов, а постановкой задачи, требующей глубокого научного анализа и всестороннего исследования. И закономерно, что многое из сказанного ученым более ста лет назад до сих пор является актуальным.

Имя Золотницкого дорого и тем, что он являлся воспитателем будущих чувашеведов В.В. Васильева, М.Д. Дмитриева, А.И. Добролюбова, Н.Е. Ефимова, В.Н. Ислентьева, Н.А. Лебедева, И.П. Оточева, К.Ф. Соловьева, Г.Ф. Филиппова, В.Я. Якимова и др. Он поддерживал творческие связи с такими учеными, как И.Н. Березин, ПД. Шестаков, В.А. Сбоев, С.Е. Малов, В.П. Вишневский, В.К. Магницкий, Н.И. Ильминский, И.Я. Яковлев и др.

Николай Иванович Золотницкий родился 3 (15) декабря 1829 г. в селе Первое Чурашево Чебоксарского уезда Казанской губернии (ныне Мариинско-Посадского района Чувашской Республики) в семье русского священника Ивана Васильевича Золотницкого, служившего в местном храме с 1823 по 1853 гг. При его отце оставшиеся в приходе язычники-чуваши были «просвещены святым крещением».

Во время службы И.В. Золотницкого в селе Первое Чурашево в 1842 г. была открыта школа грамоты, в которой детей учили закону божию, церковному пению, чтению, четырем арифметическим действиям и чистописанию.

Профессор Казанского университета В.А. Сбоев, неоднократно навещавший село Первое Чурашево, оставил интересные сведения о распространении грамотности среди чувашей в середине XIX в., а также о состоянии начального обучения в Первочурашевском училище: «...В настоящее время возникает новая, ученая (подчеркнуто В.А. Сбоевым) аристократия, юная Чувашляндия, долженствующая сильно действовать на возрождение и образование своего племени. Она состоит из молодых людей ученых, т.е., окончивших курс в одном из сельских приходских училищ и прямо с ученической скамьи поступивших в должностные и начальственные лица средней руки, преимущественно в делопроизводители, или, если угодно, в писаря в сельских расправах. Число грамотных чуваш теперь уже довольно значительно; оно постепенно увеличивается выпуском из училищ новых грамотеев».

Золотницкий Николай Иванович-001

Надо отметить, что село Первое Чурашево долгое время являлось своеобразным центром просвещения чувашей всей округи. Здесь при церкви сформировалась довольно солидная библиотека, к которой имели доступ грамотные крестьяне, а в 1898 г. была открыта первая бесплатная приходская библиотека.

Интересно также и то, что Кошкинская волость Цивильского уезда является исторической колыбелью села Кошки-Новотимбаево Тетюшского района Республики Татарстан — родины другого великого просветителя чувашского народа.

Детские годы Николая Ивановича прошли в старинном чувашском селе, в котором свято оберегались вековые традиции. Мальчик постоянно общался с сельскими детьми, вместе играл, слушал сказки и предания старины, участвовал в праздничных игрищах, пел народные песни... С малых лет он научился говорить по-чувашски. И этот певучий язык зачаровал русского парнишку, стал его вторым родным языком. Бескорыстную детскую любовь к чувашам и их языку Николай Иванович пронес через всю жизнь.

Отец Николая хотел, чтобы сын пошел по его стопам, стал священником и продолжил дело христианского просвещения инородцев, а потому определил его в Чебоксарское духовное училище. Затем с благословения отца он поступил в Казанскую духовную семинарию.

ПРОСВЕТИТЕЛЬ НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ

Казань сыграла решающую роль в окончательном выборе творческого пути. Духовный сан священника не мог удовлетворить пытливый ум, и он, вопреки воле отца, решительно порвал с семинарией и в 1847 г. поступил на историко-филологический факультет Казанского университета. Несомненно, в этом поступке велика заслуга адъюнкт-профессора Казанского университета, видного исследователя культуры чувашского народа В.А. Сбоева, приходившегося ему дядей со стороны матери.

В эти годы в Казанском университете работал выдающийся отечественный ориенталист, профессор турецко-татарского языка И.Н. Березин (кстати, защитивший магистерскую диссертацию на тему «Что способствует развитию просвещения и что останавливает ход его в державах мусульманских?»). Его просветительские идеи во многом определили жизненный путь ученого. В 30—50-х годах кафедру турецко-татарского языка возглавлял А. К. Казем-Бек, труды которого сыграли важную роль в формировании широкого научного кругозора Н.И. Золотницкого.

В годы учебы в Казанском университете Николай Иванович начал смотреть на чувашей, на их традиционную культуру и язык другими глазами. На каникулы он возвращался в родное село, часто встречался со сверстниками, стал записывать чувашские песни, сказания, наблюдал бытовые обряды, углублял свои знания языка. Самыми близкими его друзьями были чувашские парни Яков, Сергей и Егор, которые стали его первыми информаторами и наставниками в постижении тонкостей чувашского языка и фольклора.

В 1848 г. профессор В.А. Сбоев взял молодого студента с собой в экспедицию по чувашским селениям Чебоксарского уезда. Под его руководством Николай Иванович записывал чувашские песни и переводил их на русский язык. Таким образом, еще в 1848 г. Н.И. Золотницким был составлен «Сборник чувашских песен», один экземпляр которого он предоставил своему учителю В.А. Сбоеву. Примечателен следующий факт. В те годы из Германии приехал для изучения народов Поволжья и их языков профессор Фатер. Студент-исследователь представил ему второй экземпляр своих записей чувашских народных песен, снабдив их комментариями и переводом на латинский язык. Часть этих текстов была опубликована в 1949 г. в Берлине. К сожалению, эти песни полностью нигде не опубликованы, а рукопись утеряна.

Процесс обучения Золотницкого.

После окончания Казанского университета в 1851 г. Н.И. Золотницкий был определен на должность старшего преподавателя Пензенской гимназии, через год начал работать канцеляристом в Казанской палате государственных имуществ.

Ссылаясь на слабое здоровье, в октябре 1854 г. он увольняется с работы и возвращается в родное село Первое Чурашево, затем выезжает в город Вятку (ныне Киров) и устраивается столоначальником в палату государственных имуществ.

Здесь Н.И. Золотницкий впервые пробует себя в литературной деятельности. По его инициативе в губернском городе появляется рукописная газета «Незванный гость», которая внесла определенное оживление в размеренную жизнь городских мещан, развеяла тоску благодаря своей юмористической направленности. Появилось всего два номера газеты, но она ходила из рук в руки, ее многократно переписывали.

Золотницкий Николай Иванович-002

Летом 1865 г. Н.И. Золотницкий из-за болезни оставляет свои дела в Вятке и возвращается в родное село. Работа на разных чиновничьих должностях не удовлетворяла пытливый ум ученого-педагога. Академические знания, полученные в главном центре востоковедения того времени — в Казанском университете — требовали практической реализации, и он с головой уходит в изучение чувашского языка, а также уделяет много внимания школьному просвещению чувашских детей. Первым делом он берется за восстановление школы в родном селе — детища своего отца Ивана Васильевича.

Здесь, среди милых его сердцу чувашей, ученый приступает к воплощению давно вынашиваемой идеи — созданию чувашского букваря и книг для чтения на чувашском языке. Выбор его останавливается на календаре, как наиболее доступной и востребованной книге. Благо, здесь были благоприятные условия для работы: все возникающие вопросы в ходе составления алфавита и календаря тут же можно было обговорить с самими чувашами, проверить, как воспринимаются ими те или иные графические обозначения звуков и слов.

Чувашский букварь.

Приступив к работе над составлением букваря, Н.И. Золотницкий осознает недостаточную свою осведомленность в тонкостях чувашского языка и обращается за помощью к местным священникам «из природных чуваш». Первоначально он консультируется со священником села Шинерпоси (ныне Чебоксарского района) М. Некрасовым. Тот советует ему обратиться к Василию Якимову из села Абашево (ныне Чебоксарского района). Вскоре они начинают составлять чувашский календарь «Солдалык кнеге»: Н.И. Золотницкий подбирает тексты на русском языке, а В.Я. Якимов переводит их на чувашский. Таким образом к августу 1866 г. рукопись первого чувашского календаря была подготовлена окончательно. В.Я. Якимов помогал Н.И. Золотницкому и в переводе текстов включенных в «Чуваш кнеге».

В это время Николай Иванович начал собирать материал для будущего «Корневого чувашско-русского словаря». Посильную помощь ему оказывали местные священники и учителя. Одним из активных его помощников был известный историк-этнограф В.К. Магницкий, который посылал ему языковые, этнографические, фольклорные материалы.

Весной 1866 г. Н.И. Золотницкий вместе со своей семьей переехал в Казань, чтобы продолжить свою деятельность на ниве просвещения. К этому времени у него уже была готова рукопись первого чувашского букваря «Чуваш кнеге». Он показывает ее попечителю Казанского учебного округа П.Д. Шестакову, рассказывает ему о своем практическом опыте по образованию чувашских детей. Тот рекомендует его Н.И. Ильминскому, который также ратовал за применение родного языка как средства первоначального обучения грамоте детей нерусских народностей.

Судьба свела в Казани двух Николаев Ивановичей, одержимых одной важной идеей служению духовному просвещению инородцев. Общность творческих устремлений настолько сблизила их, что дружба между ними продолжалась до самых последних дней. Знакомство с единомышленником вдохновило Н.И. Золотницкого, и он с удвоенной энергией принимается за подготовку и публикацию учебников, календарей, переводной литературы на чувашском языке. Одна за другой появляются его книги и статьи: «Чуваш кнеге» (1867), «Сблдалык кнеге» (1866), «По вопросу о способах образования чуваш» (1866), «Торра кйлькйлэмэлли сумахсэм» (1867, 1871), «Торра посьсяпмаллы зиньчэн сумах» (1876), «Чувашла вулама шотлама да виренни», «Упрощенный способ обучения чтению», ряд переводов христианской литературы. В статье «По вопросу о способах образования чуваш» ученый пишет о подготовленной им для печати книге «Краткое объяснение литургии на чувашском языке с перевода эктеней, песен, возгласов и прочих при славянском тексте». К сожалению, многие его работы по разным причинам остались незавершенными и неопубликованными, а архивы утеряны.

Просветительские идеи.

Обосновавшись в Казани, Н.И. Золотницкий приступает к практическому осуществлению своих просветительских идей «посредством составления и издания учебников для первоначального обучения чувашских детей».

Н.И. Золотницким (1861) и Н.И. Ильминским (1863) выдвигается новая система христианского просвещения инородцев, суть которой заключается в отказе от насилия и переходе на широкое «христианское просвещение» с помощью родного языка: введение родного языка в школу и церковь — начальное обучение, церковное служение, создание литературы на родном языке.

«Полагаем, что учение для инородца только тогда будет полезным, — писал еще в 1861 г. Н.И. Золотницкий, — если он начнет и выучится читать и писать, считать и всему прочему на своем родном языке, русскому же языку пусть он учится только разговорному, занимаясь этим два дня в неделю. Выучившись читать русскими буквами с пониманием прочитанного и, ознакомившись с русским языком и сам возьмется за русскую книгу, и она не будет казаться ему, как ныне, противною до отвращения».

Н.И. Золотницкий и Н.И. Ильминский совершенно независимо друг от друга пришли к одним и тем же взглядам на духовное просвещение и образование инородцев и выступили с предложением почти идентичных мер реформации начального школьного образования нерусских народов. При этом для практического воплощения своих идей Н.И. Золотницкий сконцентрировал силы на чувашах, лучше других знакомых ему по быту и языку, а Н.И. Ильминский выбрал крещеных татар. По долгу службы он также осуществлял общее руководство инородческим просвещением.

Золотницкий Николай Иванович-003

Просвещение нерусского населения, в частности обучение в школе, по убеждениям Н.И. Золотницкого, должно служить укреплению жизненных стремлений народных масс. «Взаимное стремление народов к дружественным взаимоотношениям происходит не только и не столько вследствие знания русского языка, — утверждал Николай Иванович, — но под влиянием сознательного уважения к русскому народу, к которому без такого уважения остаются вполне равнодушными, хотя бы и были хорошо знакомы с русским языком по торговым и иным сношениям и даже по русской школе».

В 1866 г. министр народного просвещения и обер-прокурор Святейшего Синода граф Д.А. Толстой инспектировал Казанский учебный округ. Здесь он лично познакомился с Н.И. Ильминским и Н.И. Золотницким, посетил крещено-татарскую школу. Успехи этой школы навели его на мысль о распространении училищ такого типа среди всех восточных инородцев.

По возвращении в столицу Д.А. Толстой вошел в Государственный Совет с представлением об учреждении должности инспектора чувашских школ Казанского учебного округа. На эту новую должность был определен Н.И. Золотницкий.

Просвещение Чувашского народа.

В годы работы Н.И. Золотницкого на поприще просвещения чувашей перед ним во весь рост встали два главных препятствия, которые мешали обустройству сети национальных школ. Это, во-первых, пренебрежительное отношение к инородцам со стороны школьного начальства и местного духовенства, которые считали образование для нерусских народов ненужным, чуть ли не роскошью. Находились даже такие чиновники от образования и священнослужители, которые утверждали, что инородцы по своей природе неспособны к учебе. Во-вторых, многие находили, что школы особого типа с обучением на родном языке вредны в политическом отношении, так как могут вызвать у инородцев сепаратистские настроения и т. д. Н.И. Золотницкому с самого начала своей реформаторской деятельности на поприще народного просвещения пришлось столкнуться с такими досужими вымыслами и искусственно создаваемыми препонами и вести с ними постоянную борьбу.

Необходимость создания учебных книг для чувашских школ по новой системе обучения выдвигала перед Н.И. Золотницким задачу научного изучения чувашского языка. Остро ощущалась потребность создания национальной письменности, поэтому он серьезно взялся за составление алфавита с учетом фонетических особенностей чувашского языка. При всей практической ограниченности сферы употребления письменного чувашского языка в то время, алфавит Н.И. Золотницкого в принципе послужил основой для дальнейшего и окончательного формирования национальной письменности.

Приступив к изданию книг на чувашском языке, Н.И. Золотницкий сразу обратил внимание на неудовлетворительность существующих переводов с русского. Выполнялись они чувашскими священнослужителями под надзором русского духовенства, начиная со второй половины XVIII в. Первой опубликованной книгой является «Краткий катехизис, переведенный на чувашский язык с наблюдением российского и чувашского просторечия, для познания оного восприявшим святое крещение» (С-Пб., 1800). Переводчиком был проповедник чувашского языка Нижегородской Епархии Ермей Рожанский, родом из чуваш, учившийся в Нижегородской семинарии.

Н.И. Золотницкий был убежден, что книги должны переводиться и составляться на живом разговорном языке с соблюдением всех фонетических, грамматических и синтаксических особенностей и законов чувашской речи. Для этого специфические чувашские звуки, как в письме, так и в печати должны обозначиться буквами русского же алфавита, но с дополнительными значками. Руководствуясь этими представлениями, он стал составлять новый алфавит и книги на чувашском языке.

Изучение Чувашского языка.

Н.И. Золотницкий много поработал на ниве научного изучения чувашского языка. Наиболее значимыми его работами в области исследования чувашского языка являются «Заметки для ознакомления с чувашским наречием. Выпуск I. Отдел звуковой» (Казань, 1871), «Особенности чувашского языка, зависящие от изменения и выпуска согласных гортанных звуков» (Казань, 1876), «Ознакомление с фонетикой и формами чувашского языка посредством разбора и перевода оригинальных чувашских статей» (Казань, 1879), подготовленный А.И. Добролюбовым по материалам лекций, прочитанных Н.И. Золотницким воспитанникам Казанского миссионерского приюта, и, конечно же, знаменитый «Корневой чувашско-руский словарь, сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского, финского и других племен» (Казань, 1875), в сущности своей представляющий первый этимологический словарь не только в истории чувашского, но и всех тюркских языков.

Лингвистические интересы Н.И. Золотницкого выходят далеко за пределы чувашского языка. По современной терминологии его можно отнести к урало-алтаистам, поскольку во многих его трудах исследование чувашского языка ведется с привлечением материала тюркских, монгольских, тунгусо-маньчжурских, финно-угорских и других языков. ЕД. Поливанов с полным основанием вспоминал его добрым словом: «Старые, но талантливые работы миссионера Н.И. Золотницкого, с одной стороны, материал для компаративных штудий по турецким (тюркским) языкам вообще, с другой стороны, создают, в общем, уже нечто целое, что мы имеем право называть компаративным обследованием чувашского языка».

Золотницкий Николай Иванович-004

Н.И. Золотницкий первый открыл в чувашском языке «закон созвучия» или, как мы его сейчас называем, закон сингармонизма. «В чувашском наречии, — пишет он, — господствует закон созвучия, существующий во всех наречиях тюркского, монгольского и финского происхождения. По этому закону все слово вместе с грамматическими приставками и придаточными частицами должно состоять или из толстых, или из тонких гласных звуков; от этого и сами слова разделяются на толстые и тонкие». По принятой в то время терминологии Н.И. Золотницкий называл гласные заднего ряда «толстыми», а гласные переднего ряда — «тонкими».

Н.И. Золотницкий первый в отечественной тюркологии выявил закон соответствия общетюркским з и ш чувашских звуков рил: тюрк, каз — чув. хор «гусь», тюрк, тугыз — чув. туххыр «девять», тюрк. кумуш — чув. кумулъ «серебро», тюрк, кыш — чув. хиль «зима» и т.д. Эти закономерности тюркско-чувашских звуковых соответствий впоследствии получили название «закона ротацизма и ламбдаизма» и стали краеугольным камнем при установлении места чувашского языка среди других тюркских и, шире, алтайских языков.

Развитие Чувашского языка.

Н.И. Золотницкому удалось установить все главнейшие законы исторического развития фонетического строя чувашского языка. В наше время установленные им фонетические законы получили полное подтверждение на обширном материале древних и новых тюркских языков.

Н.И. Золотницкий никогда не блистал особым здоровьем. Трудности, постоянно возникавшие на пути внедрения родного языка в школьную практику, постоянная травля со стороны реакционно настроенного духовенства и недоброжелателей, регулярные критические нападки на новую систему просвещения со страниц столичных и местных газет окончательно подорвали здоровье неутомимого труженика.

Осознавая свое тяжелое физическое состояние, он 17 мая 1871 г. подал прошение об освобождении его от должности инспектора народных школ Казанского учебного округа.

После «ухода в заштат», он уединился в своем доме, но сидеть без дела не мог и с головой ушел в любимую им науку. С этого времени усиленно занимается доработкой «Корневого чувашско-русского словаря», вносит в него исправления и дополнения, пишет оригинальные научные статьи на стыке языкознания, этнографии, истории и культурологии и публикует их на страницах местных периодических изданий. Только за неполные четыре года в печати появляется около двух десятков интереснейших публикаций междисциплинарного характера, насыщенных фактическим материалом различных языков народов Поволжья. С точки зрения современной гуманитарной науки их следует оценивать как этнолингвокультурологические исследования. Все эти работы позднее были включены в его «Корневой чувашско-русский словарь».

Необходимо также особо отметить еще одну пионерную сторону творческого наследия Н.И. Золотницкого: он первый приступил к сравнительно-историческому изучению ономастической лексики чувашского языка — антропонимов, топонимов, этнонимов, астронимов. Следовательно, к всему прочему, Н.И. Золотницкий является основоположником чувашской ономастики вообще и ее компаративной отрасли, в частности. Он же заложил основы чувашской сравнительно-исторической фольклористики, мифологии, этнографии, этнокультурологии...

После тяжелой продолжительной болезни 14 (26) мая 1880 г. Н.И. Золотницкий скончался. С небес зарождающейся чувашской гуманитарной науки скатилась ярчайшая звезда. Ученый похоронен «на куртине» Арского кладбища города Казань.