ЧЕБОКСАРЫ - СТОЛИЦА ЧУВАШИИ



Основное меню



Меню о Чувашии

  • chebox_1.jpg
  • chebox_2.jpg
  • chebox_3.jpg
  • chebox_4.jpg
  • chebox_5.jpg
  • chebox_6.jpg
  • chebox_7.jpg

Об ойконимическом термине кас

Об ойконимическом термине кас

В ряду чувашских географических терминов активнее всех участвует в названиях населенных пунктов термин кас (вариант: касы; чув. кас, касси; касси — форма принадлежности слова кас). Из 1809 селений (по списку 1974 года) названия 435 образованы с формантом кас. Интересная деталь: в 413 случаях они проходят как чувашские названия селений, а в 22 случаях сохранились как русские названия, то есть чуваши их стали забывать и называют свои селения по-другому (например: рус. Пронькасы — чув. Пранькка, рус. Пустынькасы — чув. Туди, рус. Сара- дакасы — чув. Хуран Чакар). Своеобразна география распространения этого термина. Половина всех названий с ним приходится на три района приволжского севера республики — Чебоксарский, Моргаушский и Цивильский (из 518 селений — 231 = около 45%). Отсюда полоса относительно частого употребления форманта кас тянется на запад и юго-запад к Суре по левобережью Большого Цивиля и в обратном направлении от вершины Аниша к его устью на восток к Волге. В целом на районы Чувашской Республики, расположенные к северу от условной линии устье Аниша — вершина Большого Цивиля, приходится 80% названий с формантом кас. К югу от этой линии до р. Кубни на площади, равной первому ареалу, таких названий насчитывается вчетверо меньше. А далее к югу от Кубни их не более десятка в четырех районах.

По итогам изучения чувашских народных говоров филолог Л.П. Сергеев составил диалектологическую карту Чувашии. Наложив ее на карту распространения топонимии с термином кас, обнаружим интересную параллель между ними. Оказывается при этом, что наивысшая плотность названий с кас совпадает с ареалом верхового диалекта, средняя — с ареалом переходного говора, а наименьшая — приходится на ареал низового диалекта. Это обстоятельство указывает на особую связь термина кас с верховым диалектом чувашского языка. Появление его в полосе низового диалекта можно объяснить как следствие внутренней миграции чувашского населения из зоны верхового диалекта, то есть с севера, на юг и юго-восток современной Чувашии еще в период XVI—XVII веков. Это направление миграции изучено и подтверждено специальным исследованием чувашского историка В.Д. Димитриева.

Об ойконимическом термине кас-001

Чувашские филологи сходятся в том, что термин кас в топонимии употреблен в одном из следующих значений: «выселок, околоток, часть деревни, улица». Есть точка зрения, признающая за ним лишь одно значение — «выселок», противопоставляемое другому термину ял «деревня» как категории только материнского селения: кас якобы есть выселок из ял. Термин кас считается производным от чувашского глагола кас «резать, рубить, вырубать». В.Г. Егоров полагал, что появление его в названиях селений обусловлено первоначальным значением «полоса», «часть пространства, расчищенная от леса путем вырубки деревьев и выкорчевывания пней». Согласно высказанному мнению, необходимо признать любое селение, в названии которого присутствует термин кас, возникшим на лесных расчистках.

Вводы из обстоятельств.

Однако такому выводу противоречит ряд обстоятельств. Во-первых, в чувашской разговорной речи лесную расчистку именуют по-другому — хортни (чув. хартна), а полосу или участок чего-либо — терминами поса «участок» и ана «поле». Об их употреблении в топонимии нами уже было сказано. Кроме того, производное от глагола кас имя существительное образуется в форме каса, а в топонимии Чувашии ни разу не встретилась эта форма.

Во-вторых, рассмотренные выше исторические материалы о начальном этапе заселения лесных территорий вовсе не говорят о возникновении селений сплошь на вырубках и лесных расчистках. Напротив, малочисленность и маломощность семейных коллективов обусловили выбор для поселения мест, не требующих непосильных трудовых затрат и длительного времени подготовки, то есть естественных полян, гарей и луговых участков. Освобождение от леса новых площадей путем вырубки, выжигания и выкорчевывания становилось возможным лишь тогда, когда населения скопилось достаточно для организации этой работы. К этому надо добавить, что к корчевке леса приступали в тех случаях, если с ростом плотности населения его потребности полностью не обеспечиваются урожаем с распаханных полян, а новых неосвоенных чистых участков не осталось в пределах досягаемости данной сельской общины. И еще: как показывает пример с термином хортни, он ни разу не зафиксирован в ойконимии. Это говорит о том, что сам факт образования искусственной поляны путем расчистки не служил основанием для именования поселения по этому признаку, если на нем потом было оно заложено.

В-третьих, названия с термином кас известны с давних времен, когда плотность населения была здесь невысокой и освоенность территории слабой. Тогда население свободно могло перемещаться с участка на участок, если старый перестал его удовлетворять. В акте, относящемся к годам господства Казанского ханства, названы две чувашские деревни Именевы, известные чув. Именкасси — одна на Большом Цивиле, другая на Буле. В актах 1560-х годов упомянуто Асаново на Кубне — чув. Асанкасси. В документах XVII века в качестве известных и, следовательно, не новых деревень названы Ачакасы (чув. Ачча) на Малом Цивиле, Хоракасы (ныне Кашмаши) на Моргаушке, Хочкасы (ныне Хачики), Досакас (ныне Досаево) и др. Как показывают последние примеры, в дальнейшем из них выпал формант кас. Так что можно говорить об определенной тенденции к сокращению сферы его употребления в чувашском языке. В то же время в русских документах сохраняется первичная форма с кас.

В-четвертых, самостоятельно в указанных значениях термин кас вообще не употребляется в чувашской разговорной речи. Он участвует лишь в составе топонимов, да и то в связке с каким- либо иным словом. В чувашском известен другой термин, которым чуваши постоянно именуют выселки, то есть новые деревни: синьял (чув. дён ял) «новая деревня, выселок». Примечательный факт: в 1780 году был составлен список селений Казанской губернии (наместничества); так как основной категорией официального учета тогда признавалась деревня, и в списке не было выселков, вполне понятно, что в нем не оказалось ни одного названия Синьял. Когда же бывшие выселки выросли в деревни, в списках населенных пунктов появилось множество Синьялов. Это их происхождение подчеркивалось иногда дополнительным повторением в названии имени материнского селения: Синьял-Карай, Синьял-Сугут, Синьял-Хоракасы и т.д. Или же, взяв за основу материнское название, подчеркивали, что селение — новое: чув. Сёнё Туда что (чув. дён, дёнё «новый») — рус. Новые Тойси, чув. Сён Тукай — рус. Выселок Тогаево, чув. Сёнё Кипеч — рус. Выселок Кибечи. Только в современном списке таких названий насчитывается около полутора сотен.

Об ойконимическом термине кас-002

В самих топонимах термин кас занимает строго постоянное место в конечной части названия и всегда в форме принадлежности — чув. кассы (при цитировании на русском языке не передается эта особенность).

Составные части словообразования.

Интересно выглядит состав слов, образующих в связке с ним названия поселений. Не все из них объясняются с чувашского языка. Доля собственно чувашских составляет немногим более 60%.

По частоте на первом месте стоят чувашские слова, выражающие местоположение селений по отношению одного к другому. Их насчитывается всего 10: чув. анат «нижний», вата «средний», тури «верхний», туди «нагорный», ту «горный», дулти «верхний» (по высоте положения), малти «передний», кайри «задний», хыдал «задний, назади», леш «другой». Определение анат встречается в два раза чаще, чем все другие четыре, указывающие на верхнее положение населенного пункта. Это говорит о том, что селения, названные анат, основаны позднее вторых — верхних, горных, нагорных. Данное предположение вполне увязывается с отмеченным выше фактом основания селений на заре освоения лесных пространств при родниках и ключах, то есть на верхних по течению рек участках. Термин кас в этих топонимах стоит как составная часть неразделимого целого: Анаткас, Тукас, Малтикас, Лешкас и т.д.

В качестве определителей местоположения называются так¬же объекты окружающей среды: поляны (Сюткасы), болота и заболоченные участки, находящиеся в соседстве (Юськасы, Шоркасы), лес (Вурманкасы) и деревья (Сятракасы, Хорамакасы, Вускасы, Хыркасы и др.), поле (Ойкасы), овраг (Сирмакасы), озеро (Кюлькасы). Определение по лесу довольно часто, но абсолютно не доминирует над другими признаками: Вурманкасов всего в современном списке — 38, но Ойкасов — 20, Шоркасов —11, Анаткасов — 30 (сравни: Синьялов — 35). Всего же в общей массе топонимии на кас на долю названий по лесу и деревьям приходится только 17% — 74 ойконима из 435. Очень мало для термина, который этимологизируется как «часть пространства, расчищенная от леса путем вырубки деревьев и выкорчевывания пней».

В топонимы с кас входят имена людей. Таких названий немного — всего около пол сотни (десятая часть ойконимов на кас). По происхождению в их числе можно обнаружить три группы: чувашские дохристианские имена (в названиях типа чув. Симеккасси, Сидуккасси, Охтикасси, Элменкасси, Эхветкасси), заимствованные у других тюркских народов (чув. Камайкасси, Салапайкасси, Сёлеменкасси, Энтимёркасси, Анчаккасси) и воспринятые от русских в ходе длительного общения как до, так и после крещения в православную веру (чув. Вадликасси, Ванюшкасси, Ехремкасси, Федеркасси, Мартынкасси).

Около 40% слов, состоящих в ойконимах на кас, не поддается раскрытию семантики на чувашском языке. Выяснение их происхождения и языковой принадлежности — тема самостоятельного исследования. Однако не мешает вспомнить об одном правиле языка: образование составных слов из двух разноязычных — явление не типичное; чужеродное слово может вступить в такую связь со словом родного языка лишь тогда, когда оно, будучи заимствованным, уже ассимилировалось и воспринимается как родное слово. В названной группе ойконимии составные части настолько слились, что трудно признать в них разноязычное происхождение: чув. Патаккасси = патак? + касси, Итакачкасси = итакач? + касси, Пратьякас = пратья? + кас, Йёшём- касси = йёшём? + касси, Сиккасси = сик? + касси.

Составные ойконимы.

Факт образования с нечувашскими словами составных ойконимов вынуждает нас по-новому подойти к термину кас. Нет сомнения в том, что современное чувашское население убежденно признает его родным словом в отмеченных выше значениях. Но ясно и то, что за ним скрывается еще одно значение, которое ныне забыто. Возможно, что в этом забытом значении употреблялось другое слово, фонетически сходное или близкое к термину кас, но заимствованное из другого языка. Оба термина унифицировались, и разница между ними исчезла, а вместе с ней и иноязычное значение.

Об ойконимическом термине кас-003

К такому размышлению нас подводит ознакомление с гидронимией на кас, частично сохраненной в записях земельных планов. Записи эти относятся ко времени не позднее 1850-х годов. В них отразились варианты, существовавшие до последующей унификации. Структура гидронимии на кас ничем не отличается от схемы образования рассмотренных названий населенных пунктов. Многие из записанных названий оврагов, урочищ и ручьев повторяют ойконимы. Можно с полным основанием говорить об ойконимическом происхождении их, то есть перенесении с населенных пунктов на расположенные рядом овраги и ручьи. Что показывает нам эта гидронимия?

В более чем 30 обнаруженных гидронимах конечный формант читается, как и в ойконимии кас. ов. Мараткас, ур. Тугае, ов. Черкас, ов. Янкас, ов. Карлигас, ов. Чергас, ур. Халькасы и др. Рядом с ними сосуществуют варианты: каш или гаш — р. Тутокаш, оз. Жаргаш, р. Улгаш, ов. Камакаш, каша и каши — ов. Инекаши (в нижнем течении — р. Иня-Шняр), ов. Пинекаша (он же Инекаши), ур. Янкаши, кус, гус и куш — ов. Керекус, р. Вуркус, ов. Тутакуш, ов. Лянгус Сирма. Единство их основы подтверждается наличием таких параллелей: Янкас — Янкаши, Тутокаш — Тутакуш, которые приведены в числе названных примеров. Вспомним о вариантах названия д. Аликеева Караево тож на р. Сорме, записанных в XVII веке, нами упомянутые выше: Каракас — Каракусы.

По прямой аналогии с примерами гидронимии в общей группе с ойконимами на кас надо рассматривать названия селений типа Олгаш, Алгаш, Ималгаш, а также Орхас. Последнему принадлежит универсальный ряд вариантов: Архас, Аркас, Архач, Аргас, Аркаш, Урхас. Также богат вариантами Олгаш: Алгас, Алгаш, Улгаш, Улхаш. В этих названиях проявил себя новый тип варианта термина кас: хас (или хаш, хач).

Соотношения типов слов.

Как соотносятся один к другому означенные типы? Возможность взаимного их чередования подтверждают приведенные примеры. Мы видели и прежде обычность чередований в топонимах звуков к—х, а также с—ч—ш. Первичным из них может считаться любой из типов. Хотя противоречит логике допущение возможности преобразования чувашами родного им слова кас в непонятное хас или хаш. Последнее существует в вариантах названий, признаваемых собственно чувашскими — Урхас, Улхаш. Из чего следует, что этот тип удержался в чувашской топонимии потому, что он пришел в чувашский язык только в составе сложившихся названий. Более логично полагать, что в свое время названий с формантом хас было много на территории Чувашии. Ввиду фонетической и семантической близости его к уже известному в чувашском языке термину кас в их употреблении возникла путаница. В их смешении победило слово родного языка. Так, в топонимии Чувашии на кас сложилась группа, в которой первая часть названий не объясняется с чувашского языка. Первоначально конечный формант в этой группе названий произносился хас, или хаш. Язык ее пока неизвестен.

Об ойконимическом термине кас-004

Ранее нами было обращено внимание на неучастие географического термина кас в чувашском словообразовании, кроме топонимии. Не говорит ли это о том, что он с самого начала в чувашском языке выполнял одну роль, роль топонимообразующего термина? Видный советский исследователь топонимии, в частности, местных географических терминов, Э.М. Мурзаев обратил внимание на слова кус и кеш, по его наблюдениям, обычные в топонимии населенных мест Средней Азии и Ирана в значении «жилище, дом, поселение». Чувашский топонимический термин кас очень близок к нему, а один из его вариантов — кус — повторяет его. Нам кажется не случайным такое совпадение. По предположению ряда чувашских историков и археологов, предки чувашей около двух тысячелетий тому назад перекочевали с востока по северной кромке Средней Азии к бассейну Волги. Не исключено, что в ходе общения с другими народами речь обогащалась заимствованиями из их языков. Таким заимствованием может оказаться термин кас в чувашском языке. По сходству с другим чувашским словом кас «рубить, резать» и его производными названный термин мог быть переосмыслен, а исходное его значение забыто. Во всяком случае, эта этимология термина кас не противоречит исторически подтвержденной обычности образования в прошлом на территории Чувашии новых деревень, начиная с постройки одного дома.